Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

Про мои любимые стихи

Про мои любимые стихи

Конечно, у меня есть любимые стихи среди написанных мной (хотя мне всегда казалось, что это эгоистично - читать собственные произведения). Парадокс в том, что любимые мной, они не всегда по душе читателям. Может, потому что написаны исключительно "для себя", а искусство должно существовать ради искусства...

Одним из таких любимейших стихов является "как падают самолеты". Этот стих - мое определение депрессии (нет, не из личного опыта, но по словам переживших это состояние).

ты видел, как падают самолёты,
как смерть заполняет мои пустоты,
как самый близкий роняет "кто ты"
с недосягаемой высоты?

ты видел голод в глазах смотрящих,
тебе мерещился гробом ящик,
тебе казалась верёвка краше,
чем осязаемость красоты?

тебе хотелось не знать о боли,
не звать ее, натирая солью
порезы, трещины и расколы
до бессознательного "ничто"?

ты ощущал, что под словом "чудо"
таится то, что уже не будет
ни слов, ни воздуха, ни простуды,
лишь ты, лежащий в золе пластом?

тебе казалась вина безбрежной,
а свет, который в тоннеле брезжит,
живым - он плавит, слепит и режет
тебя, бегущего в никуда?

тебе хотелось ползти до гроба
от колыбели, еще с утробы,
ты знал, что золото высшей пробы,
по сути, мелкая ерунда?

тебе врезался солёно в пальцы
холодный воздух вокзальных станций,
тебе хотелось навек остаться,
остановиться, но только где?

ты тоже думал, что ты под лупой,
что ты бездарен, ничтожен, скуп и
ты прав, мой милый, куда мне глупой,
хоть что-то знать о любой беде.

+++

С этих строк официально началась моя "эра четверостиший":

пауза. ты смотришь в чашку с чаем.
я считаю трещинки на блюде.

люди не встречаются случайно.
мы с тобой, наверное, не люди.

+++

Вот этот, один из любимых, я до сих пор считаю своим лучшим четверостишием:

пряник на полке много веков пылится,
линия жизни высечена плетьми.
кем после смерти становятся самоубийцы?
может быть,
не родившимися детьми?

+++

Этот, я люблю за то, что он настоящий. В нем нет выдумки:

всё отлично, а значит опять прилетели грачи
(всем плевать прилетели они или не прилетели).
если есть, что сказать - это значит сиди и молчи -
котируются те, кто умеют молчать с колыбели.

всё отлично, а значит весна обнажает шприцы,
равномерно покрывшие угольно-чёрную землю.
отличайте свинцовую пыль от цветочной пыльцы
и молчите, молчите, молчите, молчите - я внемлю.

всё отлично, а значит опять не случилась беда,
ничего не случилось, совсем ничего не случилось.
в человеке так много воды, значит, люди - вода,
значит, люди текут, значит, люди сюда просочились.

всё отлично, а значит сегодня никто не умрет,
потому что уже умирали на прошлой неделе,
один шаг и полёт, это был бы отличный полёт,
если бы не успели все те, кто сегодня успели.

всё отлично, а значит опять в телевизоре дрянь,
за окном - телевизор и качество сводок дряннее.
если ты многогранен, раскалывай каждую грань,
маскируй одинаковость черным рисунком на теле.

всё отлично, а значит сегодня мы будем играть
в безнадёгу и рыцаря, в сказку о мёртвой принцессе,
набери в рот воды, а потом умирать, умирать,
только молча, пожалуйста.
это почти интересно.

+++

если в дом, не дай Бог, постучится беда,
расцарапают стены дожди,
уходи в никуда -
тебя ждут города,
уходи,
уходи,
уходи.

+++

этот стих я люблю за то, что он сбылся:

выросли дети чужие, проценты и здания.
город по-прежнему темными окнами скалился.
все поезда приходили без опоздания.

лето прошло.
мы с тобой никогда не расстанемся.

+++

мир полон одежды, заполненной мясом,
стремящейся по делам.
одежда работает, плавает брассом
и прячется по углам.

одежда сидит в институтах и школах,
еще - на рабочих местах.
боится одежда пролитую колу,
затяжки на рукавах.

одежда теперь обожает бумажки,
счета, интернет, телефон.

я стала обычной усталой рубашкой,
ты будешь моим пиджаком?

+++

после будет зима (не бывало теплее на свете -
мы растопим камин отвратительным календарем)
и наступит весна. у нас будут красивые дети.

а потом мы с тобой не умрем.
никогда не умрем.

+++

а однажды ты просто устанешь. устанешь бежать,
задолбаешься быть усредненным идеалистом,
упадешь на асфальт
(при удачном раскладе - в кровать)
и зароешься носом в гниющие желтые листья.

и найдет тебя мальчик, гуляющий вечером с псом
через тысячу лет или две с половиной недели,
закричит и заплачет, потом побежит за отцом,
они крест установят на месте твоей колыбели.

ничего не изменится завтра и лет через пять,
мальчик станет взрослее и вырастет прямо до солнца.
через тысячу лет этот мальчик устанет бежать,
упадет рядом с псом и уже никогда не проснется.

+++

город голоден. город мается.
город делает бутерброд.
вдоль проспектов передвигается
фаршированный сми народ.

столько нищих, убийц и узников -
так бывает. не повезло.
город голоден. громче музыку.
я танцую ему назло.

+++

умереть,
не спать,
не думать,
не писать
стихов
и писем,
не врастать
в столы
и стулья,
не носить табло
"зависим",
не читать
тяжелых книжек,
не выписывать
газеты,
забывать
чужих
и лишних,
не мечтать
о ком-то/
где-то/

почему-то;
мыслить - в меру,
не готовить сани с мая,
меньше плакать,
меньше верить,
больше жить -
а как - не знаю.

+++

люди встречаются, люди расходятся,
люди теряют людей.
я умираю в зашторенной комнате,
полной прозрачных теней.

я умираю, а люди целуются,
люди идут гулять.
люди подошвами бьют по улицам,
я кулаком - кровать.

мир существует для самых породистых
псов, дураков, детей.
люди встречаются, люди расходятся,
люди хоронят людей.

Автор: Саша МИСАНОВА