Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

Анна Гречко: «Не надо бояться быть откровенным»

Анна Гречко: «Не надо бояться быть откровенным»

Поэтесса, редактор отдела поэзии литературного портала «Белый мамонт» рассказала о том, почему начала писать стихи, как знакомилась с Геннадием Прашкевичем, и зачем основала женский клуб. 

О странных людях и стихах-дразнилках

Анна Гречко: «Не надо бояться быть откровенным»

—  Анна, впервые ваши стихи я прочитала на сайте Стихи.ру. И, честного говоря, представляла вас некоей печальной дамой – очень уж стихи ваши надрывные. А вы совсем другая – веселая, жизнерадостная…

-— Надрывные? Раньше, когда-то давно, я писала, когда мне было больно. Лирика из серии «девичьи слёзы». Но уже много лет я пишу совсем по другому поводу. Мои последние стихи скорее от переполненности светлыми чувствами, любовью, восхищением. Они негромкие, спокойные, тёплые. Что внутри, то и в стихах. Возраст, наверное. Любовь в 40 и любовь в 20 – это две большие разницы. А те давние, да, надрывные. Тогда, чтобы что-то родилось, нужна была драма. И, кстати, они до сих пор почему-то пользуются большей популярностью. Я часто слышу от своих читательниц, что мои стихи лечат. Говорят: «Это как-будто обо мне написано!» Читают – и становится легче. 

Просто женская природа – это чувства. Часто болезненные. Мои стихи просто ложатся на женские болячки, через которые мы все проходили. Человек читает, понимает, что он такой не один, что это просто жизнь, и становится легче.

про солнце, ветер и занавеску

а когда, наконец, дождёшься совсем тепла,
в дом снаружи проникнет дворовый гомон,
и нахлынет солнце с той стороны стекла.
а по эту сторону – я выхожу из комы.

возвращаются звуки детства. звенит трамвай.
занавеску щекочет ветер – она хохочет,
но совсем беззвучно, выгнувшись. а давай
никуда не пойдём сегодня. до самой ночи.

будем слушать, слушать этот смешной концерт.
запах солнца выстелит всю квартиру.
ну и что, что заранее ясно всё, и в конце
занавеска с ветром сбежит, чтоб порхать по миру.
 

Анна Гречко: «Не надо бояться быть откровенным» -— И все же – хоть надрывные, хоть радостные – стихи ваши очень откровенные. Я бы так не смогла.

-— А для меня загадка: почему нельзя быть откровенной с миром? Дожила я до 40 лет, ничего со мной не случилось. Это только кажется, что когда открываешься, кто-то сможет тебя обидеть. На самом деле это невозможно, потому что ты – это ты. И то, что другие говорят и думают о тебе, ничего в тебе не меняет. Чьё-то суждение не сделает тебя ни хуже, ни лучше. Ты от него ничего не потеряешь и не приобретёшь.

-— А как вообще начали писать стихи? Помните свое первое?

-— Помню. Сочинила я его в четыре года:

Огоньки зажглись на елке,
Как блестят ее иголки.

Потом, уже в школе, писала дразнилки для мальчишек-одноклассников. У нас была такая игра – переписывались четверостишьями. И как-то пошло. Потом вышла замуж, родила ребенка и долго-долго ничего не писала, не до этого было. А когда развелась, снова стала писать.

Сначала писала «в стол». А потом произошла очень интересная встреча. Я вообще считаю, что все встречи не случайны. Работала я тогда директором по персоналу одного предприятия. И как-то на собеседование ко мне пришел один очень странный человек – ко мне вообще странные люди притягиваются, потому что я их люблю. Пообщались мы очень здорово, но было очевидно, что эта должность не для него – никто его такого странного не возьмет. А через некоторое время он прислал мне на почту свой рассказ о том, что любая сущность этого мира имеет свое метафизическое звучание. Это некая вибрирующая комбинация звуков, которая отражает суть, предназначение. В письме он написал, что я звучу для него как ДийнА. Мне это имя сразу показалось родным. А чуть позже я выяснила, что в переводе с чеченского дийна означает живая, живущая. Так у меня появился псевдоним. И однажды я выложила свои стихи на сайте Стихи.ру. С этого все и началось.

Вообще интернет – это великая вещь, которая позволила многим пишущим людям найти своих читателей. Конечно, в сети полно текстов очень разного качества, но то, что там можно выловить настоящие жемчужины, с лихвой компенсирует неровное качество сетевой литературы.

Анна Гречко: «Не надо бояться быть откровенным»

-— Вы публикуете свои стихи только в сети или, может, планируете выпустить сборник?

-— Я сейчас подумала: а ведь в основном мои стихи действительно хранятся в интернете, и если вдруг всемирная сеть отключится, у меня ничего не останется. Только подборки, которые когда-то делала для разных журналов.

Помню, впервые мои стихи опубликовали в контр-культурном сборнике «Альма-нах». Я ездила на его презентацию в Москву. Публика была очень нетипичной для поэтических вечеров. Все авторы читали свои произведения, а я не решилась. Мои стихи читал человек, который этот сборник формировал. Слышать свои стихи в исполнении мужчины было очень странно.

-— И тогда, услышав свои стихи со стороны, поняли, что это настоящая поэзия?

-— На самом деле, я никогда с такой точки зрения свои стихи не оценивала. Да и не только стихи, но и свои другие проекты, а их у меня много… Я просто делаю так, как мне хочется делать, и отдаю это людям. А они уже берут или не берут. Мои стихи читают. В том числе и представители литературного сообщества. А настоящая это поэзия или нет – я не знаю.

Анна Гречко: «Не надо бояться быть откровенным»

-— Кстати, о литературном сообществе. Как вы оказались в команде литературного портала «Белый мамонт»?

-— Это очень смешная история. Как-то я получила письмо от одного из читателей, в котором он написал, что есть такой литературный проект «Белый мамонт», редактором которого является всемирно известный писатель Геннадий Прашкевич, и попросил у меня разрешения показать ему мои стихи. Я согласилась. На это он мне ответил: «Была бы ты в Новосибирске, могла бы сама на семинар прийти». А я пишу: «Так я живу в Новосибирске»!

В общем, пришла я на семинар, на котором разбирали мои стихи, и как-то в «Белом мамонте» осталась: сначала в качестве автора, потом в качестве редактора отдела поэзии. Теперь ищу новых авторов, отбираю стихи и отправляю Геннадию Мартовичу. Самые яркие, интересные мы публикуем на «Белом мамонте».

О женском ресурсе и домашней библиотеке

-— Много слышала о творческом клубе «Веретено», а оказывается – это ваш проект. Почему именно женский клуб?

Анна Гречко: «Не надо бояться быть откровенным»

-— В какой-то момент моя творческая энергия пошла в несколько другом направлении, и появился клуб «Веретено». Почему именно женский клуб? Потому что сейчас в этом есть потребность. Мы живём в безумном городском ритме, и нам просто необходимо останавливаться, чтобы восстановить ресурсы. Для многих женщин самый короткий и естественный путь к своим ресурсам – через рукотворчество. Любое – от обустройства дома и выпечки хлеба до кружевоплетения и лоскутного шитья. Если раньше, в традиции, была возможность заниматься этим постоянно, так как ручной домашний труд был естественным образом жизни наших прабабушек, то в современном мире мы живём иначе. Но организм-то остался тем же, потребности, которые формировались тысячелетиями, тоже. Поэтому сегодня женщине необходимо специально создавать возможности для самовосстановления. Одной из таких возможностей и стал клуб Веретено – уютное пространство, где можно расслабиться, пообщаться и сотворить руками что-нибудь красивое.

-— А какое-нибудь ручное занятие у вас есть, для восполнения ресурсов?

-— Я вяжу украшения, игрушки, правда, надолго они у меня не задерживаются – раздариваю.

-— Дочь ваша – тоже творческий человек? Ваши стихи читает?

-— Дочь рисует и, по-моему, у нее круто получается. Она учится в художественной школе. Стихи читает, теми, которые посвящены ей, гордится. И, кстати, как и я, любит бумажные книги. Когда я меняла квартиру, то выбрала эту потому, что вид из нее открывается на реку, а еще в ней есть странное помещение, которое даже к жилой площади не относится. Я его отремонтировала, поставила там стеллажи. Теперь в нашем доме есть огромная библиотека.

попытка жизнеописания

мне нечего поведать миру о том, как я жила-была. пространство типовой квартиры, четыре стула у стола плюс километры книжных полок да бабушкины пироги, цветного стёклышка осколок, всегда на вырост сапоги, зимой сугробы выше папы, а летом – речка по коле… ах да, начальница гестапо М.И. с журналом на столе. всё по советскому стандарту: альбома детского штрихи. и Димка за соседней партой. и (смайлик) первые стихи. потом истфак: палатки, тусы. тетрадь студенческих грехов. и свадьба вдруг на третьем курсе. и больше никаких стихов. а после - как на киноплёнке: мельканье милой чепухи. работы, кухня, быт, пелёнки. развод. и новые стихи. пожалуй, хватит. я могла бы и дальше в рифму излагать попытки бестолковой бабы кого-то где-то отыскать. всё это вряд ли будет внове. да, бабий путь - порочный круг. смешная летопись любовей под общим титулом «а вдруг?»

Вопросы задавала Татьяна Бушмакина.
Фото из личного архива Анны Гречко. 
 


Комментарии (2)

Паулова Дарья, да на здоровье!

Таня, спасибо за интервью с красивой женщиной и хорошим совпадением с моими мыслями.