Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

5 книг, которые не дадут заскучать в дороге

5 книг, которые не дадут заскучать в дороге

Сейчас многие из нас летят и едут навстречу долгожданному отпуску. Так почему бы не потратить часы, проведенные в пути, с пользой? Итак, книгу в руки - и вперед! А какую именно книгу взять - советует Татьяна Сапрыкина, писательница, исполнительный директор литературного портала «Белый мамонт».

5 книг, которые не дадут заскучать в дорогеЭлтанг Лена. «Каменные клены»

«...ворота «каменных кленов» были заперты, и вокруг не было ни камней, ни кленов - только обожженные ежевичные плети на стене, сложенной из неровных кусков песчаника, суровая римская кладка: такому дому никакой пожар не страшен... «постоялый двор сонли « - было выбито на медной табличке, под ней висела еще одна - побольше, из белой жести: «осторожно, во дворе злые собаки», на нижней табличке кто-то мелко приписал красным фломастером: «и злокозненные змеи».

"Каменные клены" - это виртуозная игра в детектив, на радость ценителям изящной словесности.

Тайна ведьминого пансиона, дыхание Ирландского залива, причудливые легенды Уэльса, история любви, проходящей путь от страсти к ненависти, загадка смерти, которой, может статься, и не было, - это книга-обманка, герои которой столь мастерски меняют маски и путают следы, что разгадать тайну прошлого для них не менее важно, чем понять смысл настоящего...


5 книг, которые не дадут заскучать в дорогеЖоржи Амаду. «Дона Флор и два ее мужа»

Отказавшись в девятнадцать лет выйти замуж за богатого юношу, красавица Флор этим очень расстроила свою мать, которой с большим трудом удавалось держаться на плаву, чтобы ее дочь вращалась в достойных кругах общества. 

Но для Флор гораздо важнее чувства: чтобы дать согласие на брак она должна полюбить. И она совершенно безрассудно влюбилась в Гуляку, человека без гроша за душой, отпетого волокиту и картежника. После его скоропостижной смерти во время карнавала, героиня выходит замуж за Теодоро, респектабельного фармацевта, с которым она живет в комфортных условиях, без встрясок и недоразумений, но его дозированные ласки обращают ее все время к воспоминаниям о Гуляке. Дона Флор безутешно тоскует по его нежности и страсти, к тому же он дорог ей не только как любовник, но и несмотря на все свое распутство, как человек, обладающий такими ценными качествами, как преданность дружбе и щедрость. Своей безмерной любовью Флор "возвращает" своего непутевого мужа: привидением он является к ней, даря ей вновь любовь и счастье...

Для моего романа, как и для бразильского романа вообще, характерна вера в народ и его судьбу. Как и другие мои произведения, эта книга - за будущее и против прошлого.
Жоржи Амаду

5 книг, которые не дадут заскучать в дорогеМакс Фрай. «Ветры, ангелы и люди»

«Быть василиском-сиротой, с младенчества лишенным присутствия старших, а значит, знаний о себе и об окружающем мире, которые они могли бы передать. Жить в подземелье, есть драгоценные камни, не знать о себе ничего — ни о птичьей голове, ни о змеином хвосте, ни о прекрасных жабьих глазах, ни о способности убивать взглядом, ни о смертельной опасности, которую сулит петушиный крик. Думать, что тьма пещеры — это и есть весь мир, а огненный хохолок на твоей макушке — единственное светило.

Быть вполне довольным таким мироустройством — все на месте, ничего лишнего. Да и сравнивать не с чем...»

Макс Фрай берет вас в путешествие по странным, загадочным местам. Это другой мир. Мир, который больше вас не отпустит…


5 книг, которые не дадут заскучать в дорогеВудхаус Пэлем Грэнвил. «Дживс и Вустер»

Действия романа разворачиваются в основном в Лондоне, его пригородах, и в Нью-Йорке в начале XX века.

Берти Вустер — это молодой богатый аристократ-бездельник из «золотой молодёжи», в общем не блещущий умом, но являющийся при этом истинным благородным джентльменом. В романе он неизменно появляется в компании своего находчивого и эрудированного камердинера Дживса, который постоянно вытаскивает Берти и его друзей из разных забавных передряг. Передряги эти часто возникают из-за того, что за Берти намереваются выйти замуж разные не вполне подходящие ему девушки (от строгих «сержантов в юбке» до слишком сентиментальных и возвышенных особ), а Берти всячески стремится уклониться от помолвки и брака с ними.

Дживс — это начитанный и эрудированный человек, знаток поэзии и психологии. Он камердинер в лучшем традиционном представлении о чопорном и тактичном английском слуге. Он неизменно выручает Берти и его друзей из неприятностей.  Берти часто называет Дживса «гением» и восторгается силой его мысли, находчивостью и познаниями в разных областях. Дживс также тщательно заботится о гардеробе Берти, о том, чтобы его одежда всегда была подобрана со вкусом и сидела на Берти безукоризненно. Берти частенько полагает, что вкус изменил Дживсу, но в итоге всегда признаёт, что вкус Дживса безупречен.

«Не знаю, знакомо ли вам чувство, которое охватывает человека в один прекрасный день где-то в конце апреля - начале мая, когда ватные облака бегут по светло-голубому небу, подгоняемые ласковым западным ветром. Испытываешь душевный подъем. Одним словом, романтика - ну, вы меня понимаете. Я не отношусь к числу горячих поклонников слабого пола, но в это утро я был бы не прочь, чтобы мне позвонила очаровательная блондинка и попросила, скажем, спасти ее от коварных убийц»...

5 книг, которые не дадут заскучать в дорогеМарио Варгас Льоса «Тетушка Хулия и писака»

История любви желторотого племянника и его вполне зрелой тетки провоцирует читателя, намекает на возможность - да что там, в рупор трубит о готовящемся грехе, нарушении табу, инцесте. И то не будет история кровосмесительной страсти из заключительной части «Ста лет одиночества» - та любовь утопала в вязком сиропе магического реализма. Здесь реализм предельно критический - все взаправду и оттого еще провокационней.

А смех - это Писака, постепенно «съезжающий с катушек» и превращающий унылую мыльную обыденность своих радиопьес в яркий, сюрреалистический театр абсурда.