Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

Дмитрий Штоколов: «Каждый мой день — приключение…»

Дмитрий Штоколов: «Каждый мой день — приключение…»

Свое 35-летие он встретил в тюрьме Египта, вел репортаж с момента штурма школы в Беслане… Известный журналист, спецкор программы «Х-версии. Другие новости», ведущий циклов расследований «Х-версии. Громкие дела» и телеэкспедиции «Колдуны мира» на ТВ-3 в интервью журналу «Мираман» рассказал о своей любимой профессии.

«Учился «выбалтывать» людей»

Дмитрий Штоколов: «Каждый мой день — приключение…»

Фото с сайта tv3.ru

— Дмитрий, знаю, что вы работали в Службе внешней разведки РФ. Как попали в журналистику?

— Это было в 1999 году. На телевидение срочно понадобились люди со знанием арабского языка и мне предложили должность в штате телекомпании НТВ. Когда встал вопрос: разведка или телевидение, выбрал второй вариант и до сих пор не жалею. Однажды я понял, что работать в сфере СМИ — чертовски здорово! Это фантастика! Каждый мой день — приключение…

— Какие основные знания и принципы, обретенные в годы работы в разведке, пригодились вам в журналистике?

— На службе я с удовольствием изучал психологию. Нам показывали разные полезные приемы. К примеру, я овладел определенной практикой «выбалтывать» людей...

— НЛП?

— Да, и НЛП тоже. Поделюсь с вами самыми простыми методами. Представьте, перед вами человек, который вместо того, чтобы сказать правду, сочиняет какие-то глупости. Что же у него спросить, чтобы вернуть его на путь истины? Просто поинтересуйтесь: «А вы уверены, что отвечаете на мой вопрос?» Интервьюируемый сначала сам себе его задаст, а потом начнет отвечать так, как вам нужно, ведь иначе будет выглядеть просто дураком.

Есть еще такая хитрость: если вращать пальцем по часовой стрелке, можно ускорить болтовню собеседника! Когда берете интервью, обычно не обращаете внимания на руки, стараясь слушать оппонента, верно? В ситуации, когда человек начинает слишком подробно рассказывать о каких-то деталях, ваше ненавязчивое управление рукой даст ему на подсознательном уровне понять: либо его перебьют, либо нужно срочно переходить к финалу. Фишка работает на отлично.

Все, чему я учился, хорошо помогает, когда попадаешь на представителей власти. Они часто пытаются рассказывать официальную точку зрения, которая не всегда является истиной: так всего лишь принято говорить…

Дмитрий Штоколов: «Каждый мой день — приключение…» Описание фотографии

«Я точно знаю о чем, умирая, сказала Ванга…»

— Какого рода расследования для вас самые интересные?

— Вы знаете, жизненные. Я говорю не про убийства, а про события, у которых есть колоссальная история, когда люди рассказывают про это миллион версий, а тебе нужно в них погрузиться, дойти до самого конца и все это раскопать. Примерами могут служить наши фильмы «Чернобыль», «Джуна», «Ванга» из цикла «Х-версии. Громкие дела» на ТВ-3.

Я, кстати, благодаря работе выучил историю Великой Отечественной войны. Делал несколько фильмов об этом и теперь могу поспорить с любым историком.

Знаю, как могло не стать Советского Союза, о том, что Британия очень сильно хотела, чтобы мы были немцами, почему Джуна стала Джуной, а не осталась Женей, которой всегда была, о чем сказала Ванга умирая. Знаю, что рубиновые звезды на Кремле на самом деле из стекла. Я был на развалившемся заводе, где когда-то, во времена процветания предприятия, и сделали эту декорацию.

— Каким сюжетом вы гордитесь?

— Трудно сказать - они же все, как дети. Даже если детей 20, то нельзя говорить, что кто-то из них любимый. Хотя все же есть один «любимчик» — фильм про «Чернобыль». Но я предвзято к нему отношусь — там снимался мой папа, и теперь это семейный архив на всю жизнь.

«Оператор сказал, что видит в объектив снайпера…»

— Судя по тому, что многие сюжеты вам приходилось делать в зонах международных конфликтов, ваша работа очень опасная…

— Да, мы с коллегами как-то посчитали, что меня уже 7 раз должны были прикончить…

— О чем задумываетесь, когда осознаете, что это может быть ваш последний сюжет? Проносится ли жизнь перед глазами, как принято говорить?

— В таких ситуациях включается дополнительная энергия, чтобы выжить. Не задумываешься ни о чем. Осознание происходит после.

К примеру, когда мы были в Ираке, нас легко могли пристрелить. Мне оператор тогда сказал, что в объектив видит снайпера, который смотрит на него. В такие моменты появляется ощущение, будто ты через песок плавно перетекаешь в пустыню. Просто исчезаешь, оставляя лишь кости и мясо. Будто все остальное где-то в пятках и ниже…

А когда ты приезжаешь и все это дело обсуждаешь с коллегами, начинается тремор как у маленьких собачек. Всего непонятно от чего трясет и неясно как это остановить. После таких событий мы обычно долго сидим и разговариваем, тогда на следующий день будто бы ничего и не было…

— Получился тогда сюжет?

— У этой истории есть продолжение… Когда передали эту съемку в Москву нам сказали: «Ребят, все хорошо, только танки видно плохо. Съездите еще раз!» Представляете? А что скажешь? Поехали еще раз.

За счет знания языка я взял такси, а не большую заметную машину, которая была предоставлена от министерства информации. Опять сняли, опять было жутко страшно, там же через специальное устройство начали передавать запись в Москву… Минут пять всего успели. Вдруг в панике и с криками вбежал турок: «Это вы?! Почему не предупредили?» Молниеносно выключил всю технику, остановил передачу записи, выгнал нас, вырвал страницу из журнала посещений, где было указано, что мы приезжали, и убежал, будто и не было его…

Нас потом два дня искали, и повезло, что это было как раз накануне нашего вылета домой. Военные понимали, что в эфир вышло то, что не должно было появиться… А позже я узнал, что за этот сюжет нам грозил расстрел!

Но нас не нашли, мы благополучно доехали до аэропорта и вылетели в Москву. Честно скажу, я в первый раз в жизни поцеловал асфальт. Упал и сказал: «Родина, я тебя люблю!».

Досье

Дмитрий Штоколов — телеведущий (НТВ, Ren-TV, ТВ-3).
Родился: 19 февраля 1975 в городе Апрелевка (Московская область).

Семья. Мама Дмитрия по профессии повар, отец закончил службу в статусе заместителя военного коменданта Москвы, ставил парады на Красной площади.

Семейная история: Из-за ошибки врачей новорожденного Диму забыли вовремя зарегистрировать. В свидетельстве о рождении хотели поставить вымышленную дату — 23 февраля. Но его отец Анатолий Николаевич настоял, чтобы дату записали верную. Спорить никто не стал.

Образование. В 1997 году по настоянию отца Дмитрий окончил факультет иностранных переводчиков Военного университета. После работал в Службе внешней разведки РФ.

Карьера на ТВ. В 1999 году принят в штат телекомпании НТВ. Спустя полтора года перешел на канал ТВ-6. В это время летал в Бахрейн снимать американскую базу ВВС, с которой взлетали самолеты в Афганистан. С 2003 года — корреспондент телекомпании Ren-TV. В послужном списке — расследования о жизни чеченцев в изгнании и материалы о процессе над российскими разведчиками в Катаре. Весной 2005-го вернулся на канал НТВ, став автором программы «Русские сенсации». С 2014 года является спецкором программы «Х-версии. Другие новости», а также ведущим циклов расследований «Х-версии. Громкие дела» на ТВ-3.

«Х-версии. Громкие дела».

Новый сезон! С 11 сентября по пятницам в 18. 00 на ТВ-3.

Вопросы задавала Марина Чайка
Заглавное фото: сайт tv3.ru