Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

«Три сестры»: каждому зрителю – свой спектакль

«Три сестры»: каждому зрителю – свой спектакль

Вчера я побывала в «Красном факеле» на предпоказе спектакля по пьесе Антона Павловича Чехова. Слов в нем нет — артисты говорят на языке жестов, причем, оригинальный текст пьесы. Закулисья тоже нет — все пять комнат дома Прозоровых одновременно живут на сцене… Впрочем, рассказывать о том, что происходило на сцене, я не буду. Поделюсь впечатлениями и эмоциями.

«Три сестры»: каждому зрителю – свой спектакль

«Трех сестер» я читала еще в школе, потом перечитывала в институтские годы. А вчера пришла в «Красный факел», уселась на свой стул, уставилась на сцену и забыла. Все забыла. Вот Оля, вот Маша и Ира, вот Вершинин… Я сижу в напряжении и будто не знаю, что произойдет дальше. Быстро читаю текст субтитров (а иногда не делаю этого вовсе), и смотрю, смотрю, смотрю. Слежу за руками, жестами, каждым движением. Стараюсь наблюдать за всем, что происходит в каждой комнате. В какой-то момент появляется ощущение, что моя голова сейчас просто взорвется. Слов здесь нет. Есть атмосфера, энергия, и молчание, которое звучит громче тысячи слов.

«Три сестры»: каждому зрителю – свой спектакль 
«Три сестры»: каждому зрителю – свой спектакль

Ком в горле у меня встал уже в первые минуты спектакля. В тот самый момент, когда Маша (Дарья Емельянова) засвистела в свисток. Конечно, беззвучно. И в моей голове понеслось: параллели, аналогии, сравнения… Кажется, пронеслось все за последние лет 10.

В антрактах первого и второго акта я недоумевала: почему, почему у людей из зала такая разная реакция на происходящее на сцене? Одни смеются в голос, другие — равнодушны, а третьи, вроде меня, сидят с широко открытыми глазами, хлюпают носом и утирают слезы. И только в третьем акте поняла: да потому что в этот самый момент каждый смотрит свой спектакль. Ведь здесь никто не читает тебе текст, ты делаешь это сам. Сам. И так, как можешь, хочешь и чувствуешь.

«Три сестры»: каждому зрителю – свой спектакль

Нет ничего громче тишины, ничего пронзительнее взгляда, ничего страшнее прощания и ничего лучше жизни. Вчера на сцене «Красного факела» любили, прощали и прощались, умирали… Словом, жили. И, честно, я не знаю, как артистам, режиссеру, да всем, кто участвовал в создании постановки, удалось создать такое. В какой-то момент, уже после спектакля, я поймала себя на мысли, что помню определенные сцены, взгляды, жесты и… слова. Да, все слилось воедино. Нет никакого деления на действие и текст — настолько ты погружен, вовлечен и сосредоточен.

«Три сестры»: каждому зрителю – свой спектакль
Я вышла из театра и побрела в сторону метро. Слезы все текли и текли. Вчера я видела не «Трех сестер». Нет. Я видела то, что усиленно глушила и давила. Мысли, чувства. Они не имеют никакого отношения к Чехову, конкретному сюжету или театру вообще. Просто все эти четыре с половиной часа (а именно столько идет спектакль) минута за минутой, жест за жестом, с моих старых и глубоких болячек, медленно срывали пластырь, который я клеила годами. Срывали и говорили: «Смотри!». И я смотрела. Смотрела и отпускала. Старые обиды, давние и, казалось, давно зажившие сердечные раны, предательства. Не прощала себе невнимание к самым дорогим, родным и близким. Корила себя за равнодушие. За слабость. За трусость. За мысли и чувства…

Я не знаю, что увидели и увидят в этом спектакле другие зрители. Каждый что-то свое. Но посмотреть «Трех сестер» стоит. Как минимум — из любопытства: все же не каждый день ставят спектакли, в которых говорят на языке жестов. Как максимум… а максимум у каждого будет свой.

Текст: Татьяна Бушмакина. 
Фото: Фрол Подлесный.