Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

От трамвая до подводной лодки: вековые приключения «Трех сестер»

От трамвая до подводной лодки: вековые приключения «Трех сестер»

Произведения Антона Чехова переведены более чем на сто языков, а пьесы с завидной регулярностью ставят на мировых сценах. Особой популярностью у режиссеров пользуются «Чайка» и «Три сестры». Последние претерпевают едва ли не самые радикальные интерпретации постановщиков – семейство Прозоровых побывало в разных обстоятельствах. В театре «Красный факел», например, почти все герои пьесы заговорили на жестовом языке. А что еще пришлось пережить им за свою 115-летнюю историю? «Театральный проспект» провел собственное расследование.

Русским духом пахнет

Литературная жизнь «Трех сестер» началась в 1900 году, а сценическая – годом позже. Чехов писал пьесу по заказу Московского художественного театра и первым режиссером, чья рука коснулась драмы, стал Константин Станиславский. Спектакль заявлял художественные принципы МХТ – перед зрителями вырастала невидимая «четвертая стена», а в оформлении была задана четкая формула движения: в первом действии дом Прозоровых был уютным пристанищем для любого гостя, в четвертом же сестры были вытеснены из него и произносили свои знаменитые монологи у фонарного столба.

Почти через 40 лет Немирович-Данченко осуществил новую постановку «Трех сестер», в которой он сосредоточился на языке пьесы – в том числе ритме речи персонажей, создавая таким образом музыкальный рисунок. В отличие от предыдущего этот спектакль называли «бесслёзным», скорее – беспощадно суровым.
От трамвая до подводной лодки: вековые приключения «Трех сестер»

Первые исполнительницы трех сестер в МХТ, постановка К. Станиславского, 1901 год.

В 1964 году к «Трем сестрам» в Ленинградском Большом драматическом театре обратился легендарный Георгий Товстоногов. Он акцентировал и без того гнетущее давление времени – разговоры героев прерывались продолжительными паузами, действие становилось вязким. Монологи персонажей давались «крупным планом» – подвижные конструкции выдвигали актеров на авансцену. Анатолий Смелянский определял «Трех сестер» в БДТ как трагедию «всеобщего паралича воли», и именно после этого спектакля получила ход формулировка «жестокий Чехов».

Нить от спектакля Товстоногова была перекинута в спектакль другого режиссера-легенды – Юрия Любимова. Своих «Трех сестер» он поставил в 1981 году в Театре на Таганке и продолжил в них тему времени, разрывающего связи между людьми. Герои очень мало общались между собой и даже не стремились понять друг друга – монологи они произносили, обращаясь к зрителям. В спектакле были использованы магнитофонные записи реплик в исполнении артистов МХАТа и БДТ из предыдущих постановок. А в какой-то момент стена театра раздвигалась и открывалась современная Москва: случайные прохожие и не подозревали, что в этот миг становились персонажами спектакля.

В 2010 году появились «Три сестры» Льва Додина в Малом драматическом театре Санкт-Петербурга. Эти «Три сестры» с первой минуты задают холодный, мрачный и жесткий тон – депрессивное состояние держится до самого финала. Однако героями владеет и еще одно состояние – страсть охватывает их мгновенно – и так же отпускает. Ирина, ненавидя Соленого, не может противиться его поцелуям, Ольга и Кулыгин – несостоявшаяся пара, в них еще живо чувство, которое они давят в себе. В этом спектакле давит всё – в том числе, и пространство: стена дома Прозоровых постепенно надвигается на зрителя, пока не приближается почти вплотную, оставляя героев за собой.

От трамвая до подводной лодки: вековые приключения «Трех сестер»

Постановка Льва Додина. Фото В. Васильева.

Одна из последних по времени и интересных по форме – постановка Юрия Бутусова. В театре Ленсовета «Три сестры» явились четырехчасовой фантасмагорией, в которой герои ищут себя и свое место – это происходит, в том числе, буквально. Здесь у каждого есть свой коронный номер, трагическое легко переходит в комическое и наоборот, герои второго плана неожиданно выходят на первый. Но всем владеет неизбежность – копошение наше ничего не значит для огромного голубого шара: пройдет сто лет, а всё на Земле останется как и прежде. Трех сестер здесь попросту закладывают кирпичами, не давая шансов на исполнение мечты.

От трамвая до подводной лодки: вековые приключения «Трех сестер»

Постановка Юрия Бутусова, театр Ленсовета. Фото Юлии Кудряшовой.

На Западном фронте – без перемен

Первая постановка «Трех сестер» на Западе была осуществлена, как и в России, в 1901 году – в Берлине. И с тех пор пьесу ставят несколько раз в год. Особую любовь к ней питают немецкоговорящие страны. Маститый Петер Штайн обращался к ней семь раз, постепенно развивая свою идею. Он почти дословно воспроизводил на сцене пьесу, при этом повторение одних и тех же слов при разных предлагаемых сценических обстоятельствах давало новые смыслы. В то же время ясно звучала мысль: смена настроений никак не влияет на движение вперед, всё и все остаются на своих местах.

Отличной от многих и очень любопытной является постановка Кристофа Марталера в берлинском театре “Volksbuhne” – здесь всё «меж». Герои существуют в межвременье и межпространстве. Клетка, в которой находятся персонажи, здесь воплощена в лестничную – при этом герои не могут двигаться вверх: только вниз или горизонтально. Радикально решен возраст героев – они значительно старше, чем у Чехова. И всё действие превращается в ретроспективу, сомнамбулическое воспоминание, из которого выхода нет.

От трамвая до подводной лодки: вековые приключения «Трех сестер»

Постановка Кристофа Марталера, Volksbuhne, 1997 год.

В большинстве европейских постановок «Трех сестер» преобладают безысходность, разочарование и предчувствие либо свершение катастрофы. Безусловна в этом смысле швейцарская постановка Петера Хеллинга – она была осуществлена под влиянием катастрофы атомной подводной лодки «Курск». Все персонажи пьесы оказываются заключенными в подводной лодке – кого-то мы видим, а кого-то, оказавшегося на других частях лодки, только слышим. Все слова о бессмысленности жизни приобретают совершенно жуткий смысл – это выражение конкретного страха перед смертью, которая придет в любой момент, но неизвестно когда.

Никаких перспектив нет и у героев постановки Штефана Пухера, осуществленной в Швейцарии в 2001 году. На протяжении всего действия персонажи едут в трамвае и жизнь их бессодержательна и скучна. Современные люди, занимающиеся только собой – хандрящие, меланхоличные, безнадежные. Они зациклены, потому общаться друг с другом словно и не намерены – слова произносятся сугубо в зал.

В собственных монологах тонут персонажи спектакля Михаэля Тальхаймера, поставленного в Deutsches Theater Berlin в 2003 году. Действующие лица одиноко раскиданы по углам сцены, они произносят слова, кричат, спорят под звуки фортепьянной музыки – в пустоту, в воздух. В четвертом же действии они замолкают совершенно – и тонут в темноте.

Кстати, «Три сестры» обживали не только драматические подмостки – в 1998 году была написана опера, автором ее стал Петер Этвёш. Она является едва ли не самой скандальной интерпретацией пьесы Чехова. Все роли распределены между исполнителями-мужчинами – в одной из постановок Маша была награждена не только контратенором, но еще и бородой. Премьеру в Лионе характеризовало японское оформление – пространство представляло собой чайный домик, а сестры-мужчины были одеты в кимоно. Каждому персонажу при этом соответствовал свой музыкальный инструмент: Соленый пел с литаврами, Ирина – с английским рожком, а чернокожая Наташа – с саксофоном. Драматургия же складывалась из того, что каждое событие было показано с разных точек зрения – таким образом, жизнь складывалась в бесконечный хоровод одних и тех же событий.

За историей следила Наталья Притупова.

Метки: