Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

«Пламя Парижа»: революционный балет на сцене НОВАТ

«Пламя Парижа»: революционный балет на сцене НОВАТ

19, 20 и 21 ноября новосибирские зрители увидят долгожданную премьеру  спектакль, который до этого был в афише нашего оперного театра в далёком 1971 году. О реконструкции гениальной постановки хореографа Василия Вайнонена, особенностях и сложностях балета, декорациях и работе с сибирскими артистами рассказали балетмейстер, режиссёр-постановщик Михаил Мессерер и солист Михайловского театра Иван Васильев.

Великая французская революция, борьба за свободу и равенство, молодость и решимость, любовь и смерть… На сцене оперного театра   генеральная репетиция перед премьерой.

 В Новосибирске очень хорошая труппа,  —  рассказал режиссёр спектакля Михаил Мессерер,  очень сильные ведущие танцовщики, прекрасный кордебалет, есть ряд интересных актерских дарований!

Но всё внимание в премьерные дни приковано к солисту Михайловского театра Ивану Васильеву и солистке Мариинского Оксане Бондаревой.

Героя Ивана  —  марсельца Филиппа  —  уже с восторгом принимали зрители Москвы и Петербурга, Лондона и Нью-Йорка. Сам он к этой роли относится по-особенному:

Это очень техничный, мужской балет. Танцуя партию Филиппа, нужно как минимум хорошо прыгать и заводить толпу. Спектакль очень яркий,  интересный, интригующий, динамичный. Сравнивать с другими постановками  было бы странно, но по силе танца он ближе всего к «Спартаку» и «Дон Кихоту».

«Пламя Парижа»: революционный балет на сцене НОВАТ

На новосибирской сцене Иван уже не в первый раз и, признаётся, всегда чувствует себя здесь уютно и комфортно, несмотря на грандиозные размеры сцены.

О масштабах сибирского театра говорит и Михаил Мессерер:

- Мы привезли спектакль, который петербургский зритель видит уже несколько лет. Отличие постановок только в масштабе здесь намного больше сцена, поэтому мы стараемся играть шире, оркестр в этом театре тоже звучит масштабнее, и мне это всё очень нравится!

Роскошные декорации, привезённые из Санкт-Петербурга, тоже пришлось адаптировать под огромную сцену НОВАТ. К слову, меняются они в каждом акте: лес, богатый убранствами дворец, площадь Парижа…

Сам спектакль имеет непростую историю. Хореографию Василия Вайнонена, поставившего этот балет в 1932-ом году, Михаил Мессерер с кропотливостью реставратора собирал буквально по крупицам:

Вайнонен великий хореограф, для меня большая честь прикоснуться к творению гения. От первоисточника мы сохранили примерно 70%, остальные 30% мне пришлось доставить самому и стилизовать в его ключе. На плёнке с записью первой постановки сохранилось всего минут 20. Если собрать отдельные кадры набирается 24 минуты. Слава богу, сохранилось много фотографий, я использовал каждую, которую смог отыскать в музеях России и за рубежом. Нашлись так же воспоминания вдовы Вайнонена, где она описывает его танцы. А ещё я с детства слышал об этом спектакле дома, потому что моя мама Суламифь и дядя Асаф Мессерер были его первыми исполнителями в Москве. Мне и самому ребёнком довелось танцевать в нём детскую партию. Уже юношей, учась в старших классах балетной школы Большого театра, видел его московские вариации, а затем в ГИТИСе мои учителя - Раиса Стручкова и Александр Лапаури показывали эпизоды из первоисточника.

«Пламя Парижа»: революционный балет на сцене НОВАТПо словам Михаила Григорьевича, благодаря всему этому, он познакомился со спектаклем настолько, насколько можно быть знакомым с постановкой, которая не шла столько лет.

Можно сказать, я «надел шляпу» Василия Вайнонена, постарался понять, как бы он поставил спектакль сегодня, рассказывает режиссёр, мне хотелось восстановить спектакль так, чтобы его было интересно смотреть современному зрителю. 

«Пламя Парижа» —  это достояние российского, мирового балетного искусства. Мне кажется, жанр классического танца имеет право на выживание.

Во всяком случае, я его очень люблю. Мы не должны забывать о нашем прошлом, о нашей базе. Тогда и самые смелые эксперименты не будут восприниматься с негативом.

Автор: Наталья Тюменцева
Фото: Алексей Кудинов, сайт Михайловского театра