Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

О той, которая знает

О той, которая знает

Давно эта история началась. Так давно, что уже никто не знает, когда точно. Одно известно, что до этого времени человек свою душу слушать умел. А потом настало время, когда мир поделился на «до» и «после».

Элизбару, ученику великого Альва, посвящается

До — человек был частью природы: имел свой голос, свое звучание, свою цветовую палитру. Да-да, и цвет у человека был индивидуальный! Точнее, не цвет, а свечение, оно превращало каждое живое существо в переливающуюся звездочку, по цвету которой можно было легко понять, какое у него настроение и чего от него ждать в данную минуту. Слова в это время не имели никакого значения. Они просто были не нужны. Можно было легко сонастроиться с человеком, с любым живым существом по звучанию, цвету и быть с ним в полной гармонии.

Это было время, когда душа всего сущего общей была. Когда все жили по ее законам, не боясь быть непонятыми, одинокими, несчастными.

Это было лучшее время на планете Земля.

После случилась беда. Появился тот, кого называют страшным Одрионом. Кто он и откуда появился на нашей планете — никто не знал. Только сила у него была неземная. Первое, что он сделал — лишил Землю души. Он прекрасно понимал, что, забрав душу, он легко сможет управлять людьми, которые были нужны ему лишь как рабочая сила.

И люди потеряли свое звучание, постепенно погасло и их свечение. Они стали каждый сам по себе, собираясь вместе лишь на увеселения и массовые сборища.

Страшно стало жить на Земле. Женщины стали за мужчин работать, отказываясь от материнства, мужчины все больше к пьяному зелью тянулись, чтобы забыть навсегда свое истинное предназначение.

Одрион только потирал руки от удовольствия. Все получилось так, как он хотел.

Скоро, совсем скоро будет на планете то, что он задумал.

А планы у него были ужасные. Превратить Землю в страну людей — «не помнящих себя».

* * *

В одной далекой северной стране жил слепой юноша по имени Альв. Его бедная хижина была высоко в горах. До четырнадцати лет растил его дедушка, старый и мудрый Гудмунд. Длинными вечерами он рассказывал ему о том, как прекрасен мир: о цвете моря в вечернее время, о красных маках весной, о белых чайках, что иногда долетают до их жилища. Мальчику было трудно представить, как выглядит мир, ведь он родился слепым. Тогда мудрый Гудмунд брал флейту или скрипку, дудочку или губную гармошку, свирель или лютню и начинал играть ему то, что он видел вокруг. А он был хороший музыкант. Этот талант ему достался от предков, которым не нужны были слова, музыка была их языком.

В хижине старого Гудмунда было специальное место, где лежали различные музыкальные инструменты самого разного вида и формы. Круглые и квадратные, длинные и похожие на уснувших змеек, мягкие на ощупь и очень твердые. Так их воспринимал слепой мальчик. Альв на ощупь выбирал инструмент и просил деда сыграть на нем. Потом сам брал его в руки. Долго трогал, изучал, щупал, прикасался, а потом сам находил правильное положение рук или губ и начинал играть. Дед только удивлялся. Инструменты оживали в руках слепого мальчика. А для Альва оживал мир: он слышал, как шумит море, как кричат чайки, как звенят далеко-далеко колокольчики, как плачут кукушата, брошенные в гнезде матерью.

Это были его самые счастливые моменты. Он забывал, что он слепой. Музыка делала мир ярким и красочным. Ничего не нужно было объяснять. Мелодии прекрасно рисовали все, о чем они поют.

Когда совсем занемог старый Гудмунд, позвал он мальчика к себе и сказал: «Я ухожу без страха. Ты понимаешь музыку. Ты сам выучился играть на многих инструментах и во многом меня превзошел. Однако есть один инструмент, к которому я не прикасался. Это арфа. Она стоит за пологом в сарае. Ее удалось спасти моим предкам от страшного Одриона, того, кто похитил земную душу. Это единственный инструмент, который помнит земную душу, который может с ней говорить. И только арфа может рассказать об этом людям. Если на ней будет играть чистый и безгрешный музыкант, а ты такой и есть, то она даст возможность человеку вернуть себя хотя бы на короткое время. То есть услышать себя настоящего. Того, каким он должен быть. Для этого тебе нужно просто играть, а человеку довериться тебе. И арфе. Она специально сделана мастером так, чтобы к ней можно было прижаться спиной, слиться с ней и услышать то, что давно забыл, но что напоминает о себе во снах, мечтах, грезах, в слезах на подушке утром, когда неожиданно просыпаешься».

Скоро не стало мудрого Гудмунда. Альв, который прекрасно ориентировался в знакомой хижине, нашел инструмент, о котором перед смертью рассказывал дед.

Он долго трогал его руками. Крутой изгиб, напоминающий волну. Еще одна волна, но уже более плавная. И твердая опора. Наконец он решился прикоснуться к струнам. Провел пальцем. И защемило, защемило сердце. Провел еще раз — и неожиданно слезы брызнули из глаз. Мальчик прижался к арфе и услышал звук своего сердца, которое почему-то начало замедлять свой бег. Еще мгновение — и Альва, слепого мальчика, в его человеческом обличье, просто не стало. Он стал частью большой души, которая наконец-то могла говорить с ним.

Очнулся Альв через несколько часов. Мальчик понял это по крикам ночной совы. Его пальцы опухли и болели. Но он был счастлив. Он впервые понял, что он сильный и совсем не одинокий. Альв узнал, что такое любовь.

Совсем скоро о слепом мальчике заговорили повсюду. К нему шли, ехали, скакали, брели, чтобы услышать правду о себе. О себе — давно забытом и настоящем.

И мальчик играл, играл и играл.

Люди же, встречая тех, кто говорил с арфой, с удивлением замечали, что вокруг вернувшихся появлялось удивительное свечение, и сами они как будто начинали звучать.

Необычными и счастливыми выглядели они.

Возмужал Альв, у него появились ученики, которым арфа доверяла, как ему самому.

А поблизости расцвела деревня, где женщины снова научились плести венки, петь колыбельные песни малышам, носить длинные и красивые платья и гордиться своими мужчинами. Как ими не гордиться?! Такую деревню отстроили, так быт наладили, что каждый гвоздик на месте, каждый дом радостью дышит!

Играет, играет арфа, поет, поет земная душа.

Оживает все самое лучшее, самое светлое, самое истинное.

Только Одрион, злой волшебник Одрион мечется в своем черном замке. Как он позволил, как не доглядел, как разрешил увезти эту арфу, этот заколдованный инструмент старому музыканту Бардену? Как не понял человечью суть, которой вечно чего-то не хватает?

Сейчас уже поздно. Арабы, чтобы люди секрет арфы снова не забыли, даже глагол придумали от названия инструмента. Женщина с гордостью заявляет, что «она арфа», то есть «она знает».

Поздно! Поздно! Уже не исправить. Не повернуть время вспять. А так хорошо все было.

Придется ему возвращаться туда, откуда он был послан Великим Черным Магом. Эксперимент не удался. Он проиграл.

* * *

Если заплутала твоя душа, если ты не слышишь ее больше, не понимаешь, что с тобой происходит, мир потерял краски, то поезжай к ученикам великого Альва.

Просто сядь рядом, закрой глаза и прижмись спиной к изгибу арфы.

И больше не надо слов.

Позволь твоей душе просто звучать…