Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

Под крышей дома одного

Под крышей дома одного

Однажды у путешественницы и молодой мамы Полины Славянской возникла идея не просто поехать в Марокко, но и организовать там «Дом для всех» — место, где может пожить любой желающий. Заодно Полина привезла в Африку наш новосибирский «Тотальный диктант». О том, как это было, она рассказала в интервью журналу «Мираман».

О «Доме для всех»

— Полина, как появилась идея создать «Дом для всех»? И почему вы выбрали именно Северную Африку?

Под крышей дома одного В дом Полины Славянской приезжали ребята из России, Белоруссии, Великобритании, Литвы, Франции, Марокко.   


— «Дома для всех» придумал известный путешественник автостопом, создатель Академии вольных путешествий Антон Кротов. Он всегда говорил, что будет рад, если у его дела появятся продолжатели. Вот вместе с другом Вадимом Назаренко мы и решили продолжить.

Суть проекта в том, что в любом городе мира организаторы снимают дом или квартиру на 2–3 месяца, приглашая пожить всех желающих. Бесплатно. Проект существует за счет пожертвований, энтузиазма участников и их добровольных вложений.

Наш дом мы основали в городе Марракеше. Место выбрали не случайно. Во-первых, до этого я никогда не бывала в арабских странах и Африке — чем не повод? Во-вторых, «Дом для всех» должен находиться в проходном месте. А Марракеш как раз распложен в центре Марокко и на пути в Западную Африку. Просуществовал он два месяца.

— И сколько гостей за это время посетило ваш марокканский дом? Из каких стран?

— Всего в разное время у нас останавливались 36 женщин, 42 мужчины и 3 ребенка. По наши наблюдениям, за раз ночевали максимум 22 человека, минимум — четверо. Приезжали ребята из России, Белоруссии, Великобритании, Литвы, Франции и Марокко. Всем удавалось общаться и понимать друг друга.

— Какие были сложности и приятные моменты в этом проекте?

— Было сложно снять квартиру. Местных жителей пугало, что мы иностранцы, не мусульмане и не женаты. И даже если хозяин соглашался на сделку с такими сомнительными квартирантами, то соседи могли заблокировать сдачу квартиры, узнав, кто мы такие. Нам помогал наш друг марокканец Амин. По религиозным убеждениям он не мог позволить себе лгать. И в конце концов мы придумали легенду, отчасти близкую к правде: Вадим известный альпинист, хочет водить друзей в горы, а квартира нужна для того, чтобы хранить снаряжение и иногда мыться. Это сработало, мы заселились. Через неделю о нас знал весь район.

Что касается приятных моментов, то их очень много. К примеру, у нас собралось немало художников, которые изрисовали все картонки для сидения на полу, украсили надписи с правилами, развешанными по дому. Мы расклеивали на стенах карты мира и дружно их изучали, обсуждая интересные маршруты для путешествий. Иногда занимались йогой на крыше, гуляли по городу и делали более дальние вылазки по стране.

Но самое полезное, приятное и важное — это общение. Тут все путешественники, все активны, многие делают что-то интересное, уникальное. Это питательная среда для новых идей и возможность найти попутчиков на любой маршрут.

— Кротов пишет, что его проект — это возможность сделать уменьшенную модель мира, где все живут дружно и гармонично. Как считаете, в марокканском доме это удалось?

— Дружба и гармония достигаются диктатом начальства. Демократия в данном случае не работает. Как только начинаются решения голосованием, обсуждения, кто и что делает, тут же наступает время грязи и бардака. Диктатура в марокканском доме была помягче кротовской, но жили мирно. Локальные конфликты иногда случались, но правила дома дисциплинировали, до открытых ссор чаще всего не доходило.

— И что за правила действовали в вашем интернациональном общежитии?

— Во-первых, «Дом для всех» — это не гостиница: организаторы не обещают предоставить удобства, и основа всего — самоорганизация. Во-вторых, у нас строгий сухой закон. В-третьих, существует начальство — я и Вадим, которое имеет право поторопить отъезд любого проживающего, в том числе и надоевшего всем остальным. В-четвертых, есть совместная кухня, и каждый вносит посильный вклад в закупку продуктов и приготовление пищи. В-пятых, домашние животные не приветствуются. В-шестых, о прибытии с детьми нужно предупреждать заранее. При этом специальных условий никто создавать не будет, а реплики типа: «Ну это же дети!» — не сработают. За все проказы чад отвечают родители, и организаторы вправе выписать жильцов с шумными, невоспитанными детьми. Хотя таких случаев за все годы существования проекта еще не было.

Под крышей дома одного

В Доме доме для всех расклеивали на стенах карты мира и дружно их изучали, обсуждая интересные маршруты для путешествий. 

О Марракеше

— Как вам местные жители?

— Арабы как арабы. Активные, немного агрессивные, необязательные, но вполне дружелюбные. Мальчики и мужчины шумно гоняются друг за другом на улицах, играют между собой в нечто похожее на рукопашный бой. После миролюбивых тайцев первое время я от них шарахалась. Очень непунктуальны: если встреча в 10, могут прийти в 12 и даже не извиниться. Они просто не видят в этом проблемы. А вот продавцы окрестных магазинов всегда вежливо здоровались, затевали разговор, общались с моим ребенком. Правда, и обсчитывать при этом не забывали.))

— Что советуете попробовать и посмотреть в Марракеше?

— Обязательно нужно посетить хаммам! Заранее запаситесь жесткой мочалкой-рукавичкой кесо и черным мылом бельди. Из раздевалки вы попадете в первый зал, оттуда — во второй и третий, причем каждый следующий теплее предыдущего. Сначала нужно смыть уличную пыль при помощи ведра теплой воды и ковшика. Напарившись, все растирают себя и друг друга мочалками без мыла.

Советую попробовать национальное блюдо тажин — тушеные овощи с бараниной или курицей, приготовленные на глиняной сковородке, закрытой конусообразной крышкой. Марокканцы едят его лепешкой.

Если хотя бы раз не погрузитесь в вечернее безумие площади Джемаа-Эль-Фна, можете считать, что не посмотрели город. После заката там можно увидеть заклинателей змей, акробатов и берберков, предлагающих разукрасить тело хной.

Под крышей дома одного После заката в Марракеше начинается удивительная жизнь... 

О материнстве

— Во время существования дома в Марракеше вашему малышу был всего годик. Легко ли вам было путешествовать с ним?

— С ребенком всегда как в гостях. К примеру, дома я провожу генеральную уборку произведенных Коляном разрушений один раз — вечером. Пространство приспособлено: все хрупкое, потенциально опасное и ценное вне доступа. В пути же мы оказываемся на чужой, неподготовленной территории, поэтому приходится постоянно убирать за малышом и следить, чтобы он не навредил себе и ничего не испортил. Это утомляет.

Есть еще нюанс — с крохой сложнее передвигаться. Пока сын был маленький, я обходилась слингом или эргорюкзаком, сейчас вожу коляску. Удобно, но попадаются не приспособленные для этого места: гористые, с плохим дорожным покрытием или без такового, метро, общественный транспорт.

— Но ведь должны быть и плюсы путешествий с маленьким ребенком?

— Все неудобства компенсируются несомненной пользой для малыша. Он попадает в новые ситуации, быстрее развивается. Иногда, чтобы ребенок научился ползать, ходить, выучил новые слова, нужен стресс, перемена окружения. В путешествии он получает это постоянно. Кроме того, в пути ребенок учится не бояться посторонних людей и детей, социализируется, осваивает новые языки.

После рождения сына я не стала посещать меньше стран, но активно путешествую реже. Теперь вместо того, чтобы проехать два города за один день, я оседаю в каждом новом месте надолго. Например, мы с сыном продолжительное время жили в Таиланде, Питере, Марокко, неделю гуляли по Стамбулу, два раза по две-три недели были в Тбилиси. Кроме этого, совершали короткие вылазки в транзитные страны. Моя активность снизилась, и все же в загранпаспорте Коляна штампы 10 стран. Причем в некоторых из них он был не один раз.

О «Тотальном диктанте»

— Как получилось, что в Африку вы привезли новосибирский проект?

— Новосибирских организаторов «Тотального диктанта» я видела в Летней школе «Русского репортера», но лично знакома с ними не была. Весной они дали объявление: «Если хотите, чтобы ТД прошел в вашем городе, организуйте его там». Я прикинула, что в нужный день буду в Марокко. Там диктант никогда не проводился, решила попробовать.

Выглядело все довольно экзотично: шесть человек в возрасте от 20 до 54 лет сидели на кафельном полу, я диктовала текст и одновременно кормила ребенка грудью, за окном раздавались завывание муэдзина и крики соседских детей. Африка же!

Диктант был сложным, и большинство участников в Марокко справились с ним плохо. У кого-то появилось желание писать грамотно, а кого-то, наоборот, оттолкнуло то, что по ощущениям выбранное произведение подходило больше для филологов.

С одной стороны, я верю, что проект нужный, что медленно и почти незаметно он меняет мир, а с другой, увидев обратный эффект, засомневалась, буду ли вновь проводить такой эксперимент. Подумаю в апреле следующего года, если опять окажусь там, где еще нет «Тотального диктанта».

Текст: Марина ЧАЙКА

фото: архив Полины СЛАВЯНСКОЙ