Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

Анна Никольская: «Люблю всех, кто помогает мне делать книги»

Анна Никольская: «Люблю всех, кто помогает мне делать книги»

Она пишет и для малышей и подростков, любит хороший литературный юмор и красивые иллюстрации. Детский писатель Анна Никольская рассказала «Мираману» о том, как придумывает своих героев, почему не рисует для своих книг и для чего собирает деньги через интернет.

«Стараюсь развлечь и насмешить читателя"

Анна, расскажите, как началась ваша писательская карьера. Почему возникло желание писать книги для детей?

— Я не знаю, как отвечать на этот вопрос. Правда. Откуда берутся желания вообще? Я тогда работала в офисе, было скучно, стала писать повесть. К слову, в детстве на меня произвела сильное впечатление книжка Марии Крюгер «Ухо, дыня, сто двадцать пять» — там о мальчике, который превратился в собаку. Моя первая история была тоже на «собачью» тему. Я совершенно не представляла себе, как писать книжки. Конечно, получалась абракадабра, но мне казалось, это что-то такое гениальное. Я принесла рукопись в барнаульский союз писателей, и меня похвалили там за… усидчивость. В том смысле, что я, видимо, долго сидела на стуле, чтобы ее написать. В рукописи было около 9 авторских листов. Через несколько лет она вышла в издательстве «Аквилегия», в сильно сокращенном варианте. Называется «Приключения черной таксы».

А эти несколько лет до дебютной публикации продолжали писать?

— Да — рассказы, повести, сказки. Училась писать, поступила на высшие литературные курсы Литинститута имени Горького. Правда, так их и не закончила.

Сложно ли было заявить о себе? Чтобы печатали, чтобы читали? Тем более, вы из Барнаула далеко от Москвы.

— Да, как всем, наверное. Но мне повезло с издательством «Клевер». Я узнала про них случайно, когда они еще не открылись. Я тогда делала пробные переводы для мультиков про Чарли и Лолу, а «Клевер» как раз запускали книжную серию Лорен Чайлд. Написала им письмо, потому что очень люблю эти книги. Так у нас завязались отношения, а затем стали выходить мои книги: «Нестрашная энциклопедия», «Бабака», «Вгорошек», «Кондитерские истории», «Блошкинс», «Лоскутиков».

Писать для детей очень ответственное дело. Нужно удерживать их внимание, чтобы не заскучали, удивлять, и при этом ещё и научить чему-то! Чему учат ваши книги?

— Эх, опять сложный вопрос. Вот прямо учит-учит, наверное, только серия раскрасок про барашка Вгорошка, она для малышей. Там про то, как определять время по часам, про понятия «больше» и «меньше» и так далее. Я стараюсь развлечь или насмешить читателя, погрузить его в интересную историю или приятную атмосферу, отвлечь. Для меня это намного важнее, чем кого-то чему-то учить. Вот вы знаете, что чтение, оказывается, успокаивает гораздо быстрей, чем прогулка или прослушивание музыки? Мне хочется, чтобы моими книжками успокаивались.

Ваши книги рассчитаны на читателей разных возрастов есть для совсем малышей, а есть, например, «Валя offline» для юношеского возраста, которую, впрочем, и взрослым можно читать. И всё же – кто ваш основной читатель, для кого нравится писать больше всего и почему?

— Такой разброс по возрастам — потому, что я искала и определялась, что мне больше всего нравится. Что к душе и доставляет удовольствие от работы. Мне тяжело дается подростковая проза – во всех смыслах, даже физически устаю, когда работаю над повестью. Моя радость – это сказки и какие-то смешные вещи, вроде «Бабаки». И еще сейчас интереснее всего писать истории для ребят 7-10 лет. Хотя вот в «Клевере» готовится новая малышовая серия про котика по имени Нет. Мы уже пару лет над ней работаем. Книжки задумывались на картоне, с клапанами и всякими сюрпризами внутри, но пришел кризис и сюрпризы стали не по карману.

Можно сказать, что ваши книги «растут» вместе с вашей дочкой?

— От нее тут ничего не зависит. Хотя Алиса, ей сейчас семь, и читает, и критикует меня. Она, например, придумала Вгорошка. Мы ездили в Озерный край, на ферму Беатрис Поттер, и там впервые увидели овец в разноцветных пятнах. Их раскрашивают хозяева, чтобы не перепутать отары. Мы этого не знали и стали размышлять, почему так.

«Любимый процесс - рождение образа героев»

Читала в интервью с вами о том, как рождаются ваши герои: случайно в голову приходят образы, а вы стараетесь всё это запомнить и поскорее записать-) Какой герой был для вас самой самым неожиданным?

— Все так. Это мой любимый процесс — рождение образа. Они ко мне приходят раз в неделю, примерно. Я их сразу стараюсь записывать, чтобы не забыть. Вчера забирала ребенка из школы и вдруг: Человек-абрикос. И картинка перед глазами: такой толстый мягкий человек-шар в розовом фланелевом пальто и шляпе. Очень интересно было придумывать жителей бухты Барахты: Толстая Браногинда, Тюфелла, Прыгобумс, Бобстер… Я их сразу визуализирую в голове. Поэтому, например, когда смотрю эскизы художника, моя первая реакция — недоумение, вплоть до полного отторжения. Кто это? Это не Блошкинс, кто это? Но потом подключается здравый смысл: у художника - свое видение, он имеет на это право. Я когда смотрела «Спасти мистера Бэнкса», ужасно злилась на Трэверс. Она же просто издевалась там над Диснеем и всей его командой. Я, наоборот, люблю всех, кто помогает мне делать книги. Хотя, бывает, что приходится спорить и отстаивать свое.

Часть успеха детской книги это удачные иллюстрации. Вы сами учились на художника-оформителя. Сами иллюстрировали свои книги? Кто из художников-иллюстраторов ваш любимый?

— В книге обязательно должны быть красивые иллюстрации. Некрасивые, увиденные в детстве, могут навсегда испортить человеку вкус.

Иллюстрирование книги — трудоемкий, кропотливый процесс. Этому надо специально учиться. И потом у нас столько замечательных иллюстраторов в России. Каждый должен своим делом заниматься, мое – это писательство. Я пробовала рисовать для своих книг, но мне не нравится то, что получается. Хотя, конечно, это заветная мечта — самой сделать книгу, от и до.

Любимые художники — все из моего детства: Геннадий Калиновский, Лидия Шульгина, Франческа Ярбусова, Борис Диодоров. Еще люблю Квентина Блейка, Энтони Брауна, Вольфа Эльбруха, Брайана Вайлдсмита, Роба Льюиса.

Книги кого из своих коллег-современников можете посоветовать читать детям?

В последнее время появилось много талантливых писателей. Но я, наверное, лучше назову иностранных, чтобы кого-то не забыть и не обидеть. Из детских: Джон Бернингем, Морис Сендак, Эрик Карл, Джулия Дональдсон, Томи Унгерер, Оливер Джефферс, Реймонд Бриггс, Дэвид МакКи, Лорен Чайлд. Подростковые: Сью Таунсенд, Грегори Хьюз, Дэвид Элмонд, Джонатан Сафран Фойер, Стивен Чбоски, Руне Белсвик, Луис Сашар, Петер ван Гестел.

А из классики кто ваши любимые детские писатели?

— Туве Янссон, Льюис Кэрролл, Алан Милн, Юрий Коваль, Константин Сергиенко, Сергей Козлов.

Есть у вас среди собственных самая любимая книга?

— У меня есть несколько нелюбимых. В силу разных причин. Я самоед. Никогда не перечитываю свои книги после издания. Быстро пролистаю, картинки посмотрю – и все. Я не буду говорить, какие именно это книжки. А остальные — все любимые. Например, «Дом, который уплыл» - про одно веселое семейство Пластилиновых. Их дом смыло в море, и они отправились в путешествие прямо в пижамах. Книжка должна скоро выйти в издательстве «Оникс».

В вашей копилке множество наград и премий. Какая из них – самая дорогая вашему сердцу?

— Премия Михалкова, наверное. Это было из разряда чудес. Шел 2010 год, у меня всего одна изданная книга, и вдруг такое. Я тогда встретилась с Сергеем Махотиным, он такой красивый в жизни! И еще с Виктором Чижиковым, с Никитой Михалковым, с Эдуардом Веркиным. Сейчас очень люблю прозу Веркина, а тогда даже понятия не имела, кто это. Встречи и разговоры с такими людьми окрыляют, конечно.

«Порожек» — книга об особенном ребенке»

Сейчас вы вместе с художником Анной Твердохлебовой работаете над книгой «Порожек». Это социальный проект, на который вы собираете деньги с помощью ресурса boomstarter.ru. расскажите подробнее, как пришла мысль именно таким способом издать книгу, на каком этапе сейчас процесс. Ну и самое главное какова основная цель этого проекта?

— Совершенно неожиданно все получилось. Мне написали ребята из команды Boomstarter. Спросили, есть ли какие-нибудь интересные идеи для проекта. А у меня все идеи про книжки, конечно. Чуть позже подключилась Аня, нарисовала, на мой взгляд, волшебные иллюстрации. Я смутно себе представляла, что такое краудфандинг, и поначалу было страшно. На сайте есть такая кнопка «Запустить», ее нажимаешь, и проект становится виден всем. Когда я нажимала эту кнопку, мне казалось, что мы ракету в космос запускаем.

О чем будет книга?

— Если коротко, то эта книга об «особенном» ребенке — ЛидОчке. Она живет в инвалидном кресле, и не грустит, хотя поводов для грусти у нее, казалось бы много. Эта история про то, что в принципе не важно, что вокруг человека происходит, если внутри у него светло и хорошо. Такому человеку все по силам.

Эту книжку мы делаем не на продажу, а для подарков. Будем вручать всем, кому она покажется нужной и интересной: библиотекам, детским фондам, домам-интернатам. Подарки мы делаем и всем спонсорам — авторские сувениры с Аниными иллюстрациями и сами книги, конечно.

Когда планируется её выход? Сколько денег уже собрали, сколько еще нужно?

— Книга будет издана в апреле, в мае начнем ее рассылку нашим помощникам и спонсорам. На сегодня собрано около 180 тысяч — это 75% от необходимой суммы.

А что ещё у вас в планах?

— Продолжение «Блошкинса и Фрю», я сейчас как раз его пишу. И обдумываю другую книжку. Она будет называться «Марта и фантастический дирижабль».

Досье:

Детский писатель

Автор пятнадцати книг для детей

обладатель золотой медали имени Сергея Михалкова

Лауреат премии имени В. Крапивина, «Книжной премии Рунета», «СтартАП», «Книга года: выбирают дети»

Текст: Наталья ТЮМЕНЦЕВА