Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

Игумен Евмений: «Молитва — это слова, обращенные к Богу, а медитация — слушание Его ответа…»

Игумен Евмений: «Молитва — это слова, обращенные к Богу, а медитация — слушание Его ответа…»

Игумен Евмений соединяет глубину религиозного пути, духовные практики, методы современной психологии, и считает, что ключик к себе – быть в настоящем моменте и принимать любую ситуацию. О душе и предназначении он рассказал в интервью «Мираману».

«Бог и Жизнь — тождественные понятия»

Игумен Евмений: «Молитва — это слова, обращенные к Богу, а медитация — слушание Его ответа…»— Игумен Евмений, как вы стали священнослужителем? Расскажите о вашем пути.

— Мне неинтересно возвращаться в свою биографию. Это прекрасная история, уже пересказанная мною много раз. Каждый раз, когда мы что-то вспоминаем, то занимаемся реконструкцией. У меня очень богатое воображение, и я могу добавлять детали, которых в первоначальном варианте не было (смеется — прим.авт.).

— Сейчас у вас должность — душепопечитель Центра восстановления Отчий Дом. А что обозначает это слово?

— Оно самое обычное. Означает то же, что и в западной культуре слово «психотерапевт». «Псюхе» — душа, «терапос» — забота. То есть человек, который заботится о душе. В нашей стране (не считая крупных городов) отсутствует культура обращения к психотерапевтам. Когда слишком «прижмет», люди идут в церковь или спешат в больницу, где их помещают в отделение неврозов.

Там ждет известная атмосфера: медсестры, таблетки, диета, процедуры… И это не всегда способствует выздоровлению, так как для начала человек должен идентифицировать себя «больным», согласившись с правилами предлагаемой игры.

В нашем центре пространство исцеления выстроено иначе. Люди, переживающие затруднения в жизни,  могут «перезагрузиться». Вместе с ними мы проходим их жизненный кризис. И не в больничной атмосфере, а в бревенчатом доме на берегу Волги, в живом общении.

Классика психотерапии — находиться в кабинете, говорить о проблемах во время часовой сессии, сидеть друг напротив друга и ни в коем случае не прикасаться к пациенту! Классический психотерапевт использует особые техники, будто человек — поломавшаяся машина.

Душепопечитель действует иначе: проживает свою жизнь в едином пространстве с обратившимися за помощью, видя в них не пациентов, а людей, которых ему послал Бог, чтобы они разделили с ним часть жизненного пути.

Ну, к примеру, человек переживает развод. Ему больно, но он не больной. Или мама, у которой сын — наркоман. У нее страдает душа. Или недавно приехала женщина, которая пятый раз в течение года попадает в автомобильные катастрофы. Мы помогаем пережить, переосмыслить, понять суть ситуации.

— Очень понравилась ваша фраза: «окончание духовного поиска — принятие того, что есть. Даже не как „лучшего“, а как единственного и уже совершенного, и глубинного согласия с этим, уникальным и прекрасным». Получается, что любую проблему нужно сначала принять?

— Если жизнь обратилась к вам репликой проблемы — нужно услышать ее и понять, в чем суть послания. Если что-то складывается не так, как нам хотелось бы, я предлагаю в глубине души произнести: «Спасибо, Господи! Пусть не моя (маленькая), но Твоя (огромная) воля да будет! В чем суть этого послания? Каков мой следующий шаг?» И тогда начинают происходить чудеса…

Игумен Евмений: «Молитва — это слова, обращенные к Богу, а медитация — слушание Его ответа…»

И, наоборот, если мы конфликтуем с реальностью, удерживая в голове картинку, «как все должно быть», то, сверяя ее происходящим, застреваем. Необходимо признать простой факт: жизнь — большая, безграничная, а мы на ее фоне — крошечные. Но когда я нахожусь в полном согласии с жизнью, то расширяюсь до ее безграничности.

При этом мы не отрицаем, что есть и темные стороны: наркомания, войны, на которых умирают люди, потому что политики не могут договариваться, аборты (в год вырезается больше нерожденного населения, чем людей за всю вторую мировую войну)… Мы не можем всего понять и осознать все сложные переплетения жизни.

Наш человеческий разум — лишь песчинка в огромном мироздании. Но когда я принимаю жизнь такой, какая она есть, все намного проще.

«Религиозный путь — это приключение!»

— Еще вы писали: «Слышание жизни такой, какова она есть, освобождает от необходимости опор на мировоззрения или идеологии». У меня много знакомых, которые не привязаны к определенной религии. Они могут и в храм зайти, и мантры попеть, и Тору почитать… Хотелось бы узнать о вашем отношении к подобному религиозному эклектизму.

— Религиозный путь человека — очень интересное приключение. Это путь в глубину через вдумчивое следование указателям, которые оставили нам люди, шедшие этой дорогой до нас. Но невозможно поехать в Таиланд, Китай, Индию и Иерусалим одновременно. В лучшем случае, в аэропорту сможете подойти к стойкам авиакомпаний каждой из этих стран. Но проследовать — значит, избрать одно из направлений.Игумен Евмений: «Молитва — это слова, обращенные к Богу, а медитация — слушание Его ответа…»

Я очень уважаю всех тех людей, которые прошли одним из путей с полным посвящением, с аскезой, с осознанным принятием правил и ограничений, предписываемых той или иной традицией. Но, наблюдая наш современный отечественный Нью Эйдж (общее название совокупности различных современных околомистических течений и движений — прим. авт.), который чаще обозначают словом «эзотерика», замечаю, что среди последователей разных его направлений есть много людей-кайфушников. Они живут от переживания к переживанию, воспринимают различные инсайты и энергетические феномены за конечную цель духовного пути.

Поясню примером: человека пригласили на праздник. Он пришел. Там крем с пироженки слизнул, тут шампанского глотнул… и отправился в поисках нового торжества. А кто-то подошел заранее, все это приготовил, украсил зал, встретил гостей, а в конце помог навести порядок и помыть посуду. Первые — кайфушники, вторые — посвященные служители.

Кайфушники не хотят вкладываться, брать обязательства, бунтуют против ограничений, накладываемых той или иной традицией. И даже ропщут, если за некоторые из «предлагаемых блюд» приходится заплатить, утверждая, что «духовность должна быть бесплатной». Но если совершается красивое богослужение, значит, кто-то этим живет, кто-то шьет одежды, кто-то украшает пространство… Люди-кайфушники не посвящают себя глубокому исследованию, утверждая: «вот такой у нас широкий взгляд!» На самом деле, это поверхностность.

Далай-лама недавно заявил, что все духовные пути ведут в одно измерение — глубину того, что люди называют «Божественным Покоем». Но когда человек прожил свою традицию, 70 лет этим занимался углубленно, а в 90 лет сказал об этом из сердца, из опыта, то это — правильный ответ. А когда двадцатилетняя девочка с важным видом произносит: «Все религии ведут к одному Богу!», — это неправда, это не опытное знание, поскольку она еще не успела пройти ни одним из путей.


Игумен Евмений: «Молитва — это слова, обращенные к Богу, а медитация — слушание Его ответа…»

— То есть нужно найти свой путь и уважать другие верования?

— Согласие с равнозначностью разных духовных традиций без ощущения ценности и уникальности своей, чаще всего идет от поверхностности. У меня много друзей из разных традиций, и у каждого из них есть собственный глубокий опыт. Если меня спросят, то смогу рассказать о своем духовном пути и понимании феномена внутренней жизни, с уважением и интересом выслушав свидетельство моего собеседника…

— Для духовного развития обязательно нужна религия?

— Вектор, коридор и маршрут в разных религиозных системах проложены веками. На этом пути есть люди, которые прошли его большую часть и готовы сопровождать других.

Но ведь и творческая реализация тоже может быть духовным путем! Когда человек осознает, что не им, а через него проходит творческий поток, будто бы Бог держит его кисточку или смычок, когда он творит…

Или, к примеру, психотерапевт может посредством своего призвания реализовывать духовный путь, докапываясь до сути происходящего с пациентом, до его теневых глубин, помогая Богу исцелять… Любая профессия и даже повседневная жизнь могут быть духовным путем. Но эти дорожки люди интуитивно прокладывают сами, а путь, который задают традиции, протоптан веками.Игумен Евмений: «Молитва — это слова, обращенные к Богу, а медитация — слушание Его ответа…»

Но и там существуют определенные тупики и ловушки. Например, можно так увлечься церковным пением, священными текстами, аскезами, что совершенно забыть про Бога и про то, ради чего это все. Ведь любая духовная традиция тесно переплетена с миром культуры, в котором за тысячелетия собрано много интересного.

Еще одна ловушка: нередко из-за разномыслия в понимании священных текстов люди устраивают споры и ругань с представителями другой религиозной системы. А ведь духовные книги существуют для созидания, для открытия глубины, которая может объединить нас. Считать, что только моя группа «попадет в рай», или «достигнет освобождения», — в чистом виде гордыня!

«Добро пожаловать на волну!»

— Как же понять, где мой путь?

— Мы живем в информационно перенасыщенном веке, все тексты доступны, все видео открыты. Люди уже не столько ищут новую информацию, сколько защищаются от той, что непрерывно валится на них. Но у нас остается единственный критерий — научиться слышать свое сердце и благодаря этому находить резонансных людей и резонансную, необходимую на пути информацию. Вот вы читали мою стену в социальной сети, вам стало интересно. Значит, мы в резонансе. Добро пожаловать на общую волну!

В XXI веке работает только живой, честный, искренний контакт людей друг с другом. Причем он может то появляться, то угасать. Раньше мы все были ориентированы на стабильные отношения, дружбу, брак. Современное общество иное. Сегодня никто не может дать гарантий, что лучший друг или жена будут такими же послезавтра. Или мы обвиняем людей в непостоянстве и поверхностности, или говорим: «Хорошо, согласен! Все непостоянно. Что я могу сделать, учитывая этот фактор?» Так же происходит с миром верований, ценностей и убеждений.

Игумен Евмений: «Молитва — это слова, обращенные к Богу, а медитация — слушание Его ответа…»

Поэтому даже конфликтовать полезнее, чем занимать позицию «вежливого человека», привыкшего подавлять негативные эмоции внутри под предлогом толерантного всеприятия. Если люди умеют конструктивно конфликтовать, то энергия начинает в отношениях двигаться. Через конфликт мы или больше сближаемся, или понимаем, что наступило время расстаться, если наши противоречия принципиальны.

К сожалению, многие не умеют дискутировать конструктивно, этому нигде не учат. Чаще всего, когда мы узнаем, что человек иной, «другой», воспринимаем его как угрозу, группируемся и уже готовы к отражению удара…

— А я вот всегда считала, что ругаться и ссориться — очень плохо, что лучше промолчать…

— Такая она интересная, наша жизнь… Считается, что есть хорошие люди и плохие, существуют люди моральные и аморальные. Но ведь «добрые» люди только относительно злых являются таковыми. А ведь убийцы, насильники, наркоманы, гитлеры и иуды выявляют, оттеняют хорошее, помогая ему проявляться. Таким образом, зло служит добру, помогая ему выявляться и самоопределяться.

— В одной своей заметке вы сетуете, что у многих людей сейчас отсутствует свой собственный центр и они подвержены множеству влияний. Как же вернуться к себе?

— Когда человек рождается, он центрирован, честно ориентирован только на самоощущение. Он целостен, но еще невежественен, он ничего не знает об этом мире. В процессе воспитания ему начинают объяснять, кто такой он, что такое мир, какие принципы и правила в нем существуют. Поскольку младенец полностью доверяет старшим, то воспринимает эту информацию безусловно, мол, так оно и есть.Игумен Евмений: «Молитва — это слова, обращенные к Богу, а медитация — слушание Его ответа…» Взросление и зрелость в жизни человека наступают тогда, когда в нем начинают проявляться сомнения, когда все, в чем его убедили (про жизнь, мир, любовь, брак, семью, религию) ставится под вопрос.

В этом сомнении мы вырастаем из гипноза социальной «матрицы». Но этот процесс не минутный, потому что поставить под вопрос нужно очень многое, а ответ следует сверять не с другими версиями «правильных ответов», а с импульсом своего сердца: так ли это для меня?

Например, некоторые религиозные традиции нас учат, что большинство людей за (даже малейшие) грехи Бог пошлет человека в ад. Но ведь что является грехом, а что нет, определено другими людьми.

Могу ли я принять ту мысль, что Существо, создавшее всех, покарает за несовершенства, которые заложены в нашей биологической природе, в извечном конфликте человеческих проявлений и человеческих же представлений об идеальном? Могу ли я поверить в то, что Создатель лишает меня права на собственный поиск, на опыт, на эксперимент?

В Библии сказано, что «не может дерево доброе приносить плохие плоды». Если Бог — доброе дерево, то мы — добрые плоды. Если же мы плохие плоды, каково же тогда дерево, на котором они выросли? Взрослея, мы уже не боимся рассуждать и ставить эти вопросы на уровне логики и сердца.

«Призвание добавляет в жизнь красоту»

— Сейчас много говорится о предназначении — проходят тренинги, семинары, лекции на эту тему. А нужно ли его специально искать или оно откроется в подходящее время?

— Если перееду на постоянное место жительство в Америку, нужно ли мне учить английский язык? С одной стороны, разговорный уровень можно получить без особых усилий, просто общаясь. С другой стороны, нюансам языка можно обучиться только целенаправленно изучая его. Точно также и с предназначением.

Есть люди, которые раскрыли в себе и воплотили свое предназначение. Нам хочется быть похожими на них. В чем история успеха, к примеру, Вадима Демчога, Кирилла Серебренникова или Ивана Вырыпаева? Как они поняли, что можно вот так, нарушая законы театрального жанра, писать пьесы, ставить постановки, которые сначала вызывали отторжение у театральной публики, а потом вдруг приобрели колоссальный успех? Они рискнули действовать исходя из внутреннего импульса!

Люди, ощутившие и раскрывшие свое предназначение, чувствуют жизнь как некую сверхзадачу, что являются орудием Высших Сил, действующих через них, разбивают барьеры и стены привычного.

Ощущение собственного призвания добавляет в жизнь больше красоты и динамики. Но вместе с тем, откликнувшиеся на призыв, не вполне принадлежат самим себе. То есть, их личная жизнь как будто подчинена этой самой сверхзадаче. Сравните: каждый день человек идет с работы, думает, что нужно зайти в магазин, купить молока и хлеба, не забыть моющее средство… Дом, работа, выходные… И так проходит вся жизнь. И вот совершенно иной уровень: человек осуществляет важную миссию на Земле, реализует творческий импульс, идущий через него, а люди, средства и возможности подтягиваются…Игумен Евмений: «Молитва — это слова, обращенные к Богу, а медитация — слушание Его ответа…»

Для меня такой пример — 28-летняя девушка Лида Мониава. Она возглавляет Детский хоспис «Дом с маяком», — центр, помогающий детям с неизлечимыми заболеваниями. В 22 года она поняла, что государство неспособно обеспечить таких ребятишек всем необходимым. Сейчас под ее честное имя годовой оборот пожертвований составляет 300 миллионов рублей!

Призвание требует посвященности. Ты будто стоишь перед Богом и говоришь: «Я хочу полноценной большой жизни. Не только для себя, но и для других. Желаю быть ценностью для Мироздания!» Тебе словно отвечают оттуда: «А ты готов к тому, что на себя и на близких у тебя будет гораздо меньше времени?». Если «да», то на следующее утро, зазвонит телефон. И ты поймешь, что это ответ на твои молитвы. И тогда нужно действовать смело, иначе можно упустить шанс.

Для человека призвания, конечно, есть риск остаться в полном одиночестве и быть непонятым даже самыми близкими.

И в этом процессе (перехода с уровня обычного человека на вершину жизни в призвании) проявляются настоящие друзья, настоящая любовь, люди, которые поддержат тебя на крутых виражах…

 Получается, у каждого есть этот шанс, но не все готовы сказать ему «да»?

— Это не выбор ума, это в большей степени о душе. Многие чувствуют это внутреннее движение, будто тебе подсказывают, ведут. Некоторые из них не верят в Бога в религиозном смысле, но видят и чувствуют знаки Вселенной. К примеру, собрался ты с кем-то встретиться по поводу нового проекта или с надеждой на близкие отношения. Только взялся за дверную ручку, появился легкий рвотный рефлекс, чувство «не хочется», будто что-то изнутри подсказывает: «туда ходить не нужно».

Прислушиваемся ли мы к этим импульсам? В нашей власти активировать или приглушить эти интуитивные подсказки. Если же мы открываемся жизни, то она непременно поведет нас к воплощению нашего призвания. На своем семинаре «Путешествие героя» я обучаю именно этому.

«Распробуйте вкус молчания Бога…»

— Что общего между молитвой и медитацией? Знаю, что в вашем Центре Восстановления, вы предлагаете оба варианта для исцеления душевных ран…

— Молитва — это слова, обращенные к Богу, а медитация — слушание Его ответа. На медитации мы пребываем в тишине и через открытое безмолвное пространство, через присутствие в настоящем моменте слушаем Бога… Божий ответ на молитву всегда тихий, внутренний, несловесный…

Обычно, когда мы обращаемся к человеку, а он не оборачивается и не отвечает, мы воспринимаем это как игнорирование. А молчание Бога — это и есть искомый всеобъемлющий ответ. Но чаще всего мы не вслушиваемся, мы привыкли ждать только вербальные ответы…

— Чтобы воспринимать этот ответ, нужно избавиться от мыслей? Остановить мыслепоток в голове?

— Когда человек влюбляется, у него нет потребности читать книжки со стихами о любви, он и так наполнен этим состоянием. Точно также с идеей избавиться от мыслей. Она актуальна, пока человек не влюбился в переживание Божьего Присутствия. Как только это произошло, то мысли исчезают, словно мухи осенью, и поиск «дополнительной литературы» с ответом на вопрос «как остановить мыслепоток», становится неактуальным.

Игумен Евмений: «Молитва — это слова, обращенные к Богу, а медитация — слушание Его ответа…»

Ничего не имею против мыслей. Я говорю о необходимости остановки автоматического думанья, с которым мы себя ассоциируем и которое происходит без нашего контроля. Медитация — прекрасная возможность слышать то, что происходит в моих глубинах за пределами механической умственной работы.

С мыслями ничего делать не нужно, так как желание остановить «мыслемешалку» — тоже мысль. Смотрите, в Библии есть отличный намек-указание на то, что «мир Божий, превыше всякого ума» (Фил. 4,7). Для того, чтобы обрести мир Божий, над умом нужно подняться.

Игумен Евмений: «Молитва — это слова, обращенные к Богу, а медитация — слушание Его ответа…»Ум индивидуальный и обусловлен мозгом, а сознание — коллективное поле, чувство любви к жизни за пределами концепций о Любви и Жизни. В этом пространстве мысли упорядочиваются, успокаиваются и служат нам.

Мысли — отличная штука! Что бы мы без них делали? Задача человека на пути самопознания — освободиться от их рабства. Этому и способствует практика медитации.

— Чтобы подняться над умом, получается, нужно быть в моменте? Здесь и сейчас?

— Конечно! Для этого нет необходимости ехать в Гималаи или в Иерусалим, не нужно никаких особенных чудес. Вы, ваше тело, ваше присутствие проявлено прямо сейчас, в моменте. И Бог существует прямо здесь, его нет ни в прошлом, ни в будущем, — это лишь концепции нашего ума. Бог в своей полноте уже здесь и сейчас. Чувствуете?

Досье

Игумен Евмений — священнослужитель Русской Православной Церкви с 1989 года, настоятель Макариев-Решемского мужского монастыря (1992 — 2006 г.), сотрудник Миссионерского Отдела Московского Патриархата (2006—2009 гг.), ведущий нескольких программ на телеканале «Психология 21», писатель. В настоящее время — душепопечитель Центра Восстановления «Отчий Дом».

Книги: «Пастырская помощь душевнобольным», «Духовность как ответственность», «Здравствуй, малыш (книга о здоровой беременности)», «Аномалии родительской любви», «Луч надежды в наркотическом мире», «Батюшка, я — наркоман», «О побеждающем христианстве», «Притчи православного миссионера», «Дневник моей тишины».

Беседовала Марина Чайка.
Фото: из личного архива игумена Евмения.


Комментарии (2)

Ирина Счастье, что есть такие люди как Отец Евмений. Для меня он как камертон, настраивает душу....

Спасибо! С интересом читаю все , что идет от игумена Евмения! Многому учусь!