Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

«Колыбельная для Софьи»: искупление, беспамятство, полное счастье?

«Колыбельная для Софьи»: искупление, беспамятство, полное счастье?

На фестивале «Ново-Сибирский транзит» Минусинский драматический театр представил спектакль по повести Евгения Замятина «Наводнение». Посмотрели, делимся впечатлениями.  

С первых минут спектакля становится очевидно – счастливого финала не будет. На это намекает и полумрак, царящий сцене, и нервная музыка, и резкий тон героя… Правда, разобраться в том, кто здесь жертва, оказывается не так просто.

Зрителя приглашают в небольшой домик, в котором живет самая обычная семья – Софья и ее муж Трофим Иванович. Семья, которой никак не удается завести ребенка. И вот ты уже готовишься к драме, которая строится по банальному сюжету: муж хочет ребенка, а жена не может родить – но не тут-то было. Все происходящее дальше напоминает, скорее, триллер.

Благая задумка взять под свое крыло осиротевшую девчонку Ганьку оборачивается трагедией.

Неожиданно для самой себя Софья сказала: «Трофим Иваныч, возьмем к себе Столярову Ганьку, пусть будет нам вместо...» Дальше не могла. Трофим Иваныч поглядел на нее удивленно, потом сквозь угольную пыль, слова прошли в него, внутрь, он начал улыбаться — медленно, так же медленно, как развязывал мешок с хлебом. Когда развязал улыбку до конца, зубы у него заблестели, лицо стало новое, он сказал: «Молодец ты, Софья! Веди ее сюда, хлеба на троих хватит».

Но из роли дочери она быстро вырастает, теперь Ганька – соперница Софьи… А дальше… Терпеть? Принять поражение и уйти или обезвредить противника? Софья решает действовать наверняка.   

На дворе была Пелагея. Она сказала Софье: «Ганька-то ваша сбежала, а? Вот и корми их, этаких!» Софья посмотрела на нее легкими, прямыми, сделанными из этого утра глазами, попробовала вспомнить вчерашнее — и не могла: это все было очень далеко, скорее всего ничего этого не было.

Слов герои спектакля почти лишены. Между собой и со зрителем они общаются с помощью пластики, мимики, ритмического рисунка.

Время вообще претерпевает в спектакли метаморфозы: момент, когда Трофим Иваныч одевается, кажется, длится вечно, зато переход Ганьки из приемной дочки в любовницу происходит молниеносно. А иногда жизнь на сцене и вовсе замирает. В самые переломные моменты - тишина. Гнетущая, раздражающая, утомляющая, заставляющая окунаться в предложенную, к слову сказать, весьма неприятную ситуацию, тишина.

Тяжко вытягивая ноги из земли, он двигался к Софье, на лбу у него вспухла, как Нева, синяя жила. «Ну? Что же ты? — крикнул он: все в комнате остановилось — Запирай! Пускай где хочет, у кого хочет ночует, на улице, под забором, с собаками! Запирай, слышишь?» — «Как... как?» — еще не веря, сказала Софья. «Так! — отрезал Трофим Иваныч и повернулся. Софья накинула крючок.

Перед зрителем предстает немой бунт и отчаянье Софьи, слезы Трофима Иваныча, дерзость Ганьки. Любовь и ненависть, предательство и прощение… И музыка, постоянно звучащая музыка, которая усиливает ощущение безысходности. Кажется, что это никогда не закончится, не будет в этой семейной драме поставлена точка. И предугадать развязку оказывается действительно непросто. Что задумал автор? Искупление? Прощение? Беспамятство и полное счастье?  

Умерла Софья? Нет, дышит спокойно, ровно. Будет жить! Да только как с этим жить? Радоваться материнству, лишив жизни человека, забыть о предательстве. Как? Когда все, что тебе было нужно, это любовь. Да только есть ли она – любовь после предательства? И была ли до?

Вопросов спектакль оставляет множество. Конечно, большинство из них не связаны с сюжетом спектакля. И все же за два с половиной часа, проведенных в темном зале, рождается надежда, что все мы – счастливые и несчастные, злые и добрые, верные и не очень.., все мы когда-нибудь выйдем на свет. А уж когда и благодаря чему это случится – выбор каждого из нас.