Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

Леонард Коэн: музыкальная смесь разрушающего хаоса и душевного спокойствия

 Леонард Коэн: музыкальная смесь разрушающего хаоса и душевного спокойствия

Его голос звучал из колонок в спальне любого подростка. Его называли Крёстным отцом Мрака. Но после нескольких лет в буддийском монастыре на горе Болди, буддийского ретрита, Леонард Коэн обрел покой.

Он — эталон пафоса. Его голос источает страдания.

— Дайте мне загробный мир Леонарда Коэна, чтобы я мог вздыхать вечно, — пел Курт Кобейн.

К слову, Коэн пользовался этим для поддержания своей репутации, говорил даже, что звукозаписывающая компания должна продавать его записи вместе с бритвенными лезвиями.

За свою карьеру он перепробовал все возможные наркотики. Спасением для него стало обращение к дзэн-буддизму. Время от времени он возвращался к нему, мечтая обрести душевный покой. К 41-му году его успех в качестве всеповального юношеского идола закончилась. Он был изношен эмоционально и творчески.

В течение следующих 12 лет Коэн пытался сосредоточиться на буддизме и держаться подальше от алкоголя и наркотиков.

Вся его жизнь — смесь периодов хаоса и алко-отрывов с этапами духовных исканий и покоя. В 1985 году, перешагнув очередной сложный момент, он создал свою самую восторженно-мрачную песню — «Аллилуйя».

В 1992 году, завершив долгий гастрольный тур, Коэн решил снова погрузиться в буддийскую веру, пытаясь найти в ней средство от затянувшейся депрессии. На несколько лет он скрылся от всего мира в калифорнийском центре дзен-буддизма на горе Болди.

Центр был устроен по образу настоящего монастыря, его обитатели вели почти монашеский образ жизни. Пять лет Коэн был водителем своего учителя Старого Роси, готовил на всю общину. В 1996 году он стал рукоположенным Дзэн-буддийским монахом и получил от своего учителя имя Дзикан:

— Роси назвал меня Дзикан в честь одного из своих любимых учителей. Я благодарен, но так и не понял, что же это имя значит. Роси неважно знал английский. Он говорил, что Дзикан — это «нормальная тишина, обычная тишина», — рассказывал Леонард. — Я считаю себя нерадивым монахом. И тем не менее, связан с этим сообществом уже более 30 лет. Это место — своего рода больница для разбитых сердец.

В этих унылых залах для дзен-медитации нужно сидеть неподвижно в течение долгих часов. Если начинаете клевать носом, вас могут ударить палкой несколько раз по каждому плечу. Но если вы сидите там достаточно долго, то пройдёте через все альтернативные пути развития событий в вашей жизни. Через некоторое время активность ума, внутренняя болтовня, начинают стихать.

Сегодня Леонард Коэн — по-прежнему бренд, хотя, может, не столь всепоглощающий, как раньше. Он выпустил 19 альбомов, последний из них — в 2015 году. Каждая его пластинка — со своей философией, неповторимым настроением и отпечатком жизненного опыта и возраста музыканта. Осенью этого года ему исполнится 82 года. — Я не часто думаю о смерти, но на определенном этапе становится совершенно ясно, что жизнь не вечна, — рассуждает Леонард.

— Теннесси Уильямс сказал: «Жизнь — довольно хорошо написанная пьеса, за исключением третьего акта». Я, может быть, уже в третьем акте, а в нём есть преимущество опыта первых двух. Но как закончится моя пьеса — это никого не касается.

Источник: theguardian.com
Перевод: Мария Волкова