Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

Мнения профессионалов: «Современный театр — торкающий, вышибающий из равновесия, подобный броуновскому движению»

Мнения профессионалов: «Современный театр — торкающий, вышибающий из равновесия, подобный броуновскому движению»

В рамках «Ново-Сибирского транзита» в «Красном факеле» прошел круглый стол. Ведущие театральные критики и члены жюри крупнейших фестивалей рассуждали о том, какой он — современный театр и по каким критериям его определять. Побывали, записали, делимся.

«Театр дико развивает мозги»

Модератором круглого стола «Современный театр и его восприятие» выступил Роман Должанский, — обозреватель газеты «Коммерсантъ», арт-директор фестиваля NET, заместитель художественного руководителя Театра Наций. Он же и начал беседу:

— Заявленная нами тема сейчас горячо обсуждается в связи с обстановкой в культурной политике России. С одной стороны, театральное искусство по определению современно, ведь созидается здесь и сейчас. Не существует каких-то зафиксированных образцов.

И даже театры, которые выбирают для репертуара забытые пьесы 50-летней давности, все равно являются интерпретаторами и частью современного искусства.

А с другой, существует двойственность этого понятия. Современный — принадлежащий к одному времени или передовой, отвечающий сегодняшнему мышлению, не старомодный. Нам интересно второе значение и мы попытаемся понять, какие средства художественной выразительности ему соответствуют.

Мнения профессионалов: «Современный театр — торкающий, вышибающий из равновесия, подобный броуновскому движению»

В сознании зрителя чаще всего это: современный текст, костюм, перенос действия, изменение привычной конфигурации пространства, применение технических средств — в частности, видео, смешение жанров и появление театров, в которых играют не актеры, а непосредственные носители жизненного опыта, «эксперты повседневности». Пример — инклюзивный театр, где участвуют люди с особенностями развития. Еще один критерий — разрушение зоны комфорта. Примером могут служить квесты.

Дина Годер, театральный критик, руководитель и преподаватель «Школы культурой журналистики», программный директор Большого Фестиваля Мультфильмов, член экспертного совета Фонда Михаила Прохорова, неоднократный член экспертных советов и жюри многих российских и зарубежных фестивалей:

— А я для себя выработала такой критерий: сидишь на спектакле и рассуждаешь, мог ли он быть поставлен лет 10 назад. И если мог — значит, не современный. Хотя для человека, который пришел в первый раз, все иначе, все свежак.

Всегда вспоминаю случай, когда пришла в Александринский театр во время ремонта. Я спросила: «Восстанавливаете исторический вид?» Они ответили вопросом: какой именно исторический? Слоев ремонта оказалось очень много. Так и с театром.

Вопрос в том, чего мы от него хотим: бояр с бородами или что-то посвежее. Но в любом случае, как и любое другое искусство, он сделан для того, чтобы мы учились думать, и дико развивает мозги.

«На бояр с бородами никто не пойдет»

Глеб Ситковский, — театральный критик, неоднократный член жюри и экспертного совета Национальной театральной премии «Золотая Маска». Театральный обозреватель газеты «Ведомости»:

— Ставя что-то посвежее, директор театра понимает, что нужно рисковать. С одной стороны, если всегда будет делать так же, как и вчера, потеряет публику. А с другой, можно наткнуться и на скандалы, и на триумфы. Придется доверять режиссеру.

Мнения профессионалов: «Современный театр — торкающий, вышибающий из равновесия, подобный броуновскому движению»Мнения профессионалов: «Современный театр — торкающий, вышибающий из равновесия, подобный броуновскому движению»

Хотя когда кричат «Браво!» или освистывают — это лучше, чем если вежливо похлопали, разошлись, а в следующий раз остались у телевизора или пошли в кино. Скандалы полезны. Ими сопровождалось любое новое явление в театре.

А еще хочу добавить, что никто не может повлиять на его развитие: ни те, кто советуют сохранять традиции, ни те, кто кричат, что он должен быть современным. Это живой организм, который все равно будет двигаться вперед, сколько не требуй: «Хочу бояр с бородами на сцене!» Зрители не пойдут на бояр.

Три года назад был в Новосибирске в качестве эксперта театральной премии «Парадиз» и заметил, что появилось много точек, где собирается молодая публика. Это вопрос смены поколений: зрителей и актеров. Никто не хочет смотреть на лысых дяденек и старых толстых тетенек. Мне кажется, что современный театр — это как раз тот, куда ходит современная публика.

Виктор Борзенко, театральный обозреватель, кандидат филологических наук, автор ряда научных статей, шеф-редактор журнала «Театрал»:

— Критерии современности театра постоянно меняются, даже на протяжении сезона. Это живое, почти броуновское движение. Вот поставит режиссер спектакль, который будет одной из вершин искусства, но его поймут 5 человек из 50-ти. И начнется жуткий крик: «Это деньги налогоплательщиков и расходуются они не туда». Для артистов, практиков театрального дела это будет достижение, а для широкого зрителя — непонятное явление в искусстве. Критерий зависит и от скандалов, и от количества болевых точек, которые возникают на протяжении сезона.

Мнения профессионалов: «Современный театр — торкающий, вышибающий из равновесия, подобный броуновскому движению»

«Современный спектакль должен вышибать из равновесия»

Жанна Зарецкая, театральный критик, руководитель отдела «Культурная столица» интернет-портала Fontanka.ru, соучредитель Санкт-Петербургской театральной премии «Прорыв»:

— Я определяю современность так: спектакль должен вышибать меня из равновесия. Эдвард Горден Крэг (английский актер, театральный и оперный режиссер эпохи модернизма, — прим. авт.) говорил, что первым делом артист обязан вывести зрителя из состояния снобизма, уюта и комфорта. Чтобы искусство не воспринималось как услуга. Поддерживать эту зрительскую позицию вредно.

Ведь услуга должна полностью оправдывать ожидания. Поэтому за антрепризы публика платит большие деньги и с таким удовольствием, словно в зоопарке, смотрит на именитых актеров.

А человек, который имеет большой театральный опыт, идет и мечтает, чтобы его удивили, потрясли, чтобы в голове что-то сместилось. Здорово, когда не просто посмотрел классику и забыл, а когда в голове остались ребусы, которые нужно разгадывать…

«Мы должны вербовать людей»

Роман Должанский:

— А еще важно признать, что идет борьба за зрителя. Поэтому в театре нужно развивать отделы маркетинга, чтобы искать и «выцеплять» каждого по отдельности. Случается, что постановка захлебывается раньше, чем находит свою публику.

Мнения профессионалов: «Современный театр — торкающий, вышибающий из равновесия, подобный броуновскому движению»

Олег Лоевский, — председатель жюри «Ново-Сибирского транзита», театральный критик, основатель и художественный руководитель Всероссийского фестиваля «Реальный театр», основатель и идеолог Всероссийской творческой мастерской «Молодая режиссура и профессиональный театр», член экспертного совета и жюри различных театральных фестивалей:

— Это связано с тем, что исчезло понятие «публика», а появилось — «сегмент». Главное слово, которое должны усвоить сейчас театры — вербовка. Нужно завербовать как можно больше людей, чтобы продолжалось наше дело.

Шутку про то, что основные провинциальные зрители — девушки добрачного возраста, женщины после первого развода и пожилые дамы после смерти мужа, я повторяю уже много лет. И она все еще актуальна. Это, конечно, большой, но все же не единственный сегмент. К сожалению, часто только его и учитывают, составляя репертуар.

«Мы этого не продадим! Наш зритель этого не любит!», — популярная сейчас формула. Но нужно не об этом думать, а менять стратегию рекламы. К примеру, чтобы поймать молодого зрителя, следует работать в соцсетях. Однажды в Прокопьевске мы отменили всю внешнюю рекламу и стали вывешивать баннеры и демотиваторы в социальных сетях. Зал сразу же заполнили люди до 30 лет. Так что все возможно.

А критерий современного театра у меня простой: «торкает»-«не торкает». Я должен попасть в какое-то новое эмоциональное поле. И печально, когда режиссерами становятся молодые ребята, прошедшие через творческие лаборатории, и у них начинается обычный унылый театр. Все тот же репертуарный пирог: дежурная классика, комедия, сказка и бенефис. Поэтому современный театр и важен, и нужен.

Текст: Марина Чайка
Фото: Фрол Подлесный