Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

Ольга Стволова: «Было страшно — как в одном проекте могут участвовать люди, которые не видят, не слышат и не ходят?»

Ольга Стволова: «Было страшно —  как в одном проекте могут участвовать люди, которые не видят, не слышат и не ходят?»

Ольга — руководитель проекта «Плюс один» и автор театрального проекта «Особенный тип». «Мираману» она рассказала о том, как вместе с режиссёром Галиной Пьяновой набирала необычную труппу, за что в детстве любила поэта и писателя Тонино Гуэрра, и как меняется спектакль «Ангел с усами» от показа к показу.

«Мы все должны общаться, делать что-то вместе»

Ольга Стволова: «Было страшно —  как в одном проекте могут участвовать люди, которые не видят, не слышат и не ходят?»Она  —  человек, поражающий своей энергией. Несмотря на то, что передвигается в инвалидном кресле, Ольга успевает делать столько всего, что диву даёшься её трудоспособности. Она не пропускает ни одного значимого культурного события, в курсе всех театральных новостей, активно работает над тем, чтобы рассказывать людям с инвалидностью о доступной среде в Новосибирске.

— Ольга, как появилась идея запустить театральный проект «Особенный тип»?

— С моей подругой, актрисой Олесей Соколовой (Кузьбар), мы проводили открытый урок в интернате для детей с ДЦП. А она, кроме того, преподает в театральном институте и театральных студиях. И как-то Олеся спросила: «Оля, а ты не хочешь поучиться актерскому мастерству?» И тут же моя другая подруга, которая учила меня английскому языку, сказала: «Ты так любишь театр, может, тебе организовать что-то в этой сфере?». И я подумала: если две мои девочки одновременно об этом говорят - может, это знак?

Я уже тогда проводила творческие мастер-классы для людей с инвалидностью и без, но мне этого было мало. Хотелось придумать какую-то историю, которая бы надолго связала людей между собой.

Я поделилась этой историей с журналистом и волонтером благотворительного фонда «Защити жизнь» Ритой Логиновой, она познакомила с театральным продюсером Юлией Чуриловой. И Юля устроила просто потрясающую встречу. Пришли режиссёры, драматурги Новосибирска, среди которых была и Галина Пьянова (главный режиссёр театра «Старый дом» - прим.ред.).

Сначала была идея, что каждый режиссёр будет готовить свою часть постановки, и все они будут связаны одной идеей. Но координировать это было сложно. В итоге с нами осталась одна Галина Пьянова. А театральный проект мы назвали «Особенный тип».

Ольга Стволова: «Было страшно —  как в одном проекте могут участвовать люди, которые не видят, не слышат и не ходят?»

— Набрать участников в труппу было сложно?

— Нет, не сложно. Хотя мы не стали отправлять письма в общественные организации, потому что хотели, чтобы все пришли добровольно, и не были готовы к невероятному наплыву людей. Просто написали в соцсетях, что набираем в проект «Особенный тип» здоровых людей и людей с инвалидностью. Пришло довольно много желающих. Сначала планировали устроить кастинг, но Галина Пьянова и другие преподаватели решили взять всех, зная, что по мере работы многие отсеются сами. Так и сделали. В результате отсеялись те, у кого изменились планы. Кто-то поступил в институт, кто-то уезжал на реабилитацию, кто-то сменил работу.

Сегодня в труппе — люди, которые не видят, не слышат, испытывают особенности с передвижением, и также есть здоровые ребята, например, одну из ролей играет актёр «Старого дома» Андрей Соловьев.


Ольга Стволова: «Было страшно —  как в одном проекте могут участвовать люди, которые не видят, не слышат и не ходят?»

Меня как-то раз подруга пригласила на встречу, где были люди с собаками-поводырями. Я тогда впервые задумалась, как живут люди, которые не видят, и какой недружелюбный для них город. Например, мы считаем, что ТЦ «Мега» доступный. Для меня - да, но для людей, которые не видят - это не так. Там нет тактильных указателей, световых полосочек, ничего… 

Ольга Стволова: «Было страшно —  как в одном проекте могут участвовать люди, которые не видят, не слышат и не ходят?»

Я стала интересоваться, как устроен мир человека, который не слышит или не видит —  не потому, что мне их жалко, а потому что интересно. Это совершено другой мир. Эти люди должны приспосабливаться по-другому, и как же они это делают? Пока я с ними не познакомилась, не понимала, какой для них должна быть доступная среда.

Это точно так же, как здоровый человек не может понять, почему пандус неудобный. Он не плохой, от того, что не знает, просто не было надобности про это узнавать. Именно поэтому мы все должны общаться, делать что-то все вместе.

 «Пьеса пришла к Тонино Гуэрро во сне»

— Как шли репетиции? Сразу ли всё стало получаться?

— С апреля прошлого года мы репетировали все вместе. Сначала было страшно, как же в одном тренинге могут участвовать люди, которые не видят, не слышат и не ходят. Но сработались прекрасно. Например, на всех каждый раз производит сильное впечатление, когда по кругу мы передаём друг другу импульс, и люди, которые не видят, чувствуют, что он направлен именно им. Вова, который играет в нашем спектакле главную роль, владеет этим мастерством невероятно.

— Волнительно ли было начинать работать с профессиональным театральным режиссёром? Как шёл творческий процесс работы над первым спектаклем «Ангел с усами»?

— Я не очень понимаю, как Галина Пьянова находит на нас время. Она — режиссёр двух театров: «Старого дома» в Новосибирске и «АРТиШОК» в Казахстане, кроме того ставит спектакли и в других городах. Когда у неё есть время, она приходит, занимается с нами, и это совершенно другая энергия.

С апреля по август мы занимались тренингами, сами приносили этюды, учили то, что нам задали. А в августе Галина принесла пьесу, распределила роли, и мы начали репетировать. В октябре встретились с ней ещё раз, и на глазах стало происходить волшебство. До этого момента у нас был «концерт»: у меня монолог вдовы из «Пер Гюнта», у Вовы песня, ещё у кого-то отрывок «Отчего люди не летают?». Нам было непонятно, как всё это будет жить. Пришла Галина, придумала то, то, то… и спектакль сложился.

Ольга Стволова: «Было страшно —  как в одном проекте могут участвовать люди, которые не видят, не слышат и не ходят?»

— Кстати, как выбиралась пьеса?

— Это очень интересная история. В детстве мне нравился Тонино Гуэрра - сценарист, писатель, поэт. Он писал для режиссёров Микеланджело Антониони, Федерико Феллини. Помню, его показывали по телевизору, и мне понравилась история о том, что он собирал сад аутентичных растений. У него там были груши, сливы, всё это — ужасно невкусное. Но ему было важно, что эти деревья были в 18 веке, и у него есть. А кто будет есть плоды — неважно.

Когда мы начали искать материал для нашего спектакля, Галина долго думала. И вдруг звонит из Омска и рассказывает, что несколько лет назад в Москве она познакомилась с Тонино Гуэрра, он посмотрел её спектакль и предложил вместе написать пьесу. Так появился «Ангел с усами».

У них была долгая переписка. Жена Тонино — русская, она переводила ему письма, а он на неё ругался, что она неправильно переводит, а сам не знал, как правильно, но чувствовал, что что-то не так. Очень забавная история.

Так получилось, что пока Галина ставила эту пьесу у себя в Казахстане, Тонино Гуэрро умер. С премьерой тоже был сложный ситуация — они показали этот спектакль в «АРТиШОКе» только один раз.

И вот она вспомнила про пьесу. Но проблема заключалась в том, что она существовала только в виде рукописи и хранилась в старом доме в Казахстане, который Галина уже продала и там живут совершенно другие люди. Она приехала туда, спросила у новых жильцов, разбирали ли они старую кладовку, нашла там рукопись, сфотографировала, отправила мне. Мы сами её перепечатывали… И вот так спустя 10 лет эта пьеса снова возникла!

Ольга Стволова: «Было страшно —  как в одном проекте могут участвовать люди, которые не видят, не слышат и не ходят?»— О чём спектакль?

— Сам Тонино говорил, что поэма пришла к нему во сне: «Будто бы был такой ангел, который часто спускался на землю и кормил в сарае чучела птиц. Все святые и ангелы смеялись над ним. Но однажды эти птицы распрямили крылья и взлетели в небо». Это и есть основная нить сюжета. А ещё в этом спектакле есть наши личные истории.

На прошлом показе был журналист, который не понял, что это наши истории. Наш Вова, например, так прекрасно ориентируется в пространстве, что люди даже не осознают, что он не видит. То же самое с нашей Викой. У неё был такой интересный монолог, а потом она так хорошо и зажигательно станцевала, что людям понравилось, они хлопали даже после того, как её выступление закончилось.

И они аплодировали не инвалидности, а яркому действу человека. Я тогда была абсолютно счастлива.

Всё это говорит о том, что людям нравится эта история. Им интересно её смотреть, даже если они не очень понимают, кто там с инвалидностью, а кто нет.

— Вы тоже участвуете в постановке. Расскажите о своей роли.

— Я играю одну из чучел птиц - душу, которую пробуждает к жизни ангел с усами. Я — белый аист.

«Водить людей с инвалидностью в театр только в их декаду – это враньё!»

— Как город принял «Ангелов с усами»?

— Оба показа прошли с аншлагами. При том, что особенной рекламы не было. Перед премьерой мы запускали ролик, его крутили в ТЦ «Галерея» и в кинотеатре «Победа» - кстати, совершенно бесплатно.

Да, город нас поддержал, и это очень воодушевляет. Нам бесплатно разрешают репетировать на разных площадках, мы занимались даже в театральном институте и в магазине «Капиталъ». С нами бесплатно работают педагоги.

Конечно, когда дело дошло до изготовления реквизита и костюмов, какое-то время мы искали художника и средства на всё это. Денег нужно было не много, всё делалалось очень бюджетно, спонсоров нашли, у нас появился потрясающий художник, мастер на все руки - Вика Ивлева, которая сделала декорации, афишу, брошюры.

— Второй показ отличался от первого? Как живёт спектакль, меняется ли?

— Всегда страшно, когда идет второй показ спектакля — это еще сложнее, чем в первый. Премьера была одна, второй показ — совершенно другой. У нас появился ещё один персонаж, новые монологи.

На первом спектакле мы устанавливали переносные пандусы, на втором у нас был переводчик жестового языка. Теперь я узнала, что есть тифлокомментатор - человек, который озвучивает спектакль для тех, кто не видит. В Новосибирске таких специалистов пока не нашли, но мы и сами можем записать аудио с комментариями, купить плееры и раздать их всем, кому это нужно. Хочется для всех этих зрителей сделать спектакль более понятным. Иначе это враньё. Так же, как водить людей с инвалидностью в театр только в их декаду.

«Жизнь научила меня тому, что нужно что-то делать и не напрягаться»

Ольга Стволова: «Было страшно —  как в одном проекте могут участвовать люди, которые не видят, не слышат и не ходят?»— Какие планы у студии «Особенный тип»?

— Хочу сыграть наш спектакль в Академгородке. Это уже словно другой город с иной публикой. И для нас это будет как гастроли. Хочется найти там камерную сцену со светом и звуком и людей, которые готовы на таковой нас принять.

Хочется ездить в разные города на фестивали. А ещё - развивать нашего «Ангела с усами» и ждать нового крутого режиссера. После Гали Пьяновой снижать планку — это странно. Да, она работает с нами, но у неё огромная занятость, и постоянно ставить нам новые спектакли она не может.

Думаю, новый спектакль должен появиться откуда-то с небес. Обязательно начнется история, которая приведет нового потрясающего автора, новых талантливых людей.

Хочу делать перформансы, устроить дэнс-прогулку, выступать с нашими номерами из спектакля на разных мероприятиях.

Очень хотелось бы найти спонсоров. Сейчас нужно помочь нашим маломобильным ребятам. Чтобы приезжать на репетиции два раза в неделю, они тратят много денег на такси.

Если появятся люди, которые знают, где найти тифлокомментатора - это тоже будет очень здорово.

— Откуда же вы черпаете энергию на всё это?!

— Человек наполняется энергией, когда делает то, что ему нравится. Раньше я делала кукол, продавала их, это приносило доход. Мне очень нравилось это занятие, и это вовсе было не из-за денег. 

Я рада, что, например, наш Дима стал лучше говорить. Катя стала психологически другим человеком — была более жёсткой, закрытой. Оля Ященко до нас ходила в разные театральные студии, но нигде не могла добраться до финала, а тут у неё это получилось.

Я вижу, как меняются люди, как им это интересно, чувствую, что и другие хотят к нам присоединиться. Всё это закручивает меня на новое!

Нелюбимое занятие отнимает очень много сил. Жизнь научила меня тому, что нужно что-то делать и не напрягаться. Нужный человек и нужные обстоятельства всё равно откуда-то появятся.

Автор: Наталья Тюменцева
Фото: Ольга Матвеева, Анна Золотова, Юлия Саламатова, Александр Любомирский