Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

Режиссер Сергей Потапов: «Театр – это последний бастион национального языка»

Режиссер Сергей Потапов: «Театр – это последний бастион национального языка»

На фестивале «Ново-Сибирский транзит» известный якутский режиссер представил две работы: спектакль «Оборотень» (театр R.A.A.A. M. Таллинн, Эстония) и «Сумасшедший Муклай» (Хакасский театр драмы и этнической музыки «Читiген», Абакан). В чем сходство между театром и спортом, почему стоит верить критикам и нельзя забывать родной язык — об этом и не только Сергей рассказал в интервью порталу Miraman.ru.

«Язык театра един для всех»

Режиссер Сергей Потапов: «Театр – это последний бастион национального языка»— Сергей, а ведь спектакль «Оборотень» появился отчасти благодаря III фестивалю «Ново-Сибирский транзит», на котором вы познакомились с Мяртом Меосом, продюсером проектного театра R.A.A.A.M.

— Да, я и Мярт были на прошлом фестивале в качестве гостей. Познакомились. Потом он дал почитать мне пьесу, материал меня зацепил, и я согласился поставить спектакль в Эстонии.

— Языкового барьера не было?

— Язык театра един для всех. К тому же мне помогал переводчик, да и у нас произошел хороший контакт: эстонцы — северный народ, я — тоже, оркестр сложился и заиграл.

Вообще, это был не первый опыт, когда я ставил спектакль на языке, которым не владею. Например, в «Сумасшедшем Муклае» артисты играют на хакасском, я его не знаю.

Национальному драматургу очень сложно громко сказать что-то в России. И уже то, что текст величайшего сына моего народа Платона Ойунского звучит на языке хакасов — круто.

Глобализация идет, народы теряют свои лица. Хотя мой народ самодостаточный. В Саха театре мы все играем на своем языке — переводим мировую и российскую классику. Артисты вообще очень плохо по-русски говорят. Я был во многих национальных театрах, в некоторых из них играют на русском. И это уже все — конец. Потому что театр — это последний бастион национального языка.

— А вы на родном языке говорите?

— Конечно. Когда в ГИТИС поступал, русский очень плохо знал. Мой мастер Марк Захаров говорил: «Сереженька, тебе надо много русских книг читать, ты же с ребятами, которые на русском говорят, учиться будешь». А я тогда больше на жестах объяснялся.

— И все же освоили профессию актера и режиссера. Кстати, почему выбрали последнее?

— Потому что был плохим артистом. Не получал удовольствия от того, что делал. Однажды даже вышел на сцену в своей, бытовой одежде, потому что не хотел надевать чужой костюм. К тому же, мне все время хотелось посмотреть со стороны на то, как играю…

— Говорят, что вы и сейчас, будучи режиссером, любите смотреть спектакли из зрительного зала…

— Да, но не ради того, чтобы увидеть спектакль и испытать кайф, а чтобы почувствовать зал. Театр — он же для людей, я так считаю. Поэтому мне важна реакция зрителей.

— В Новосибирске что почувствовали?

— Сначала к спектаклям зритель с опаской отнесся, потом потеплел. А в конце были аплодисменты. Хоти и они не критерий хорошего спектакля —я видел не очень хорошие постановки, которым люди аплодировали стоя.

— А что является критерием?

— То, что люди играют в спектакле и им нравится то, что они делают. Заниматься вообще нужно тем, что тебе нравится — зачем мучить себя и других? Еще важно в спектакле донести свою мысль. Если этого достичь не удалось — это большой минус.

Режиссер Сергей Потапов: «Театр – это последний бастион национального языка»

Спектакль «Сумасшедший Муклай». Хакасский театр драмы и этнической музыки «Читiген» (Абакан).

Режиссер Сергей Потапов: «Театр – это последний бастион национального языка»

Спектакль «Оборотень». Театр R.A.A.A. M. (Таллинн, Эстония). Фото: Фрол Подлесный.

«Спектакли ставлю быстро, самое долгое — 3 недели»

— Читала о вашем спектакле «Кэнчээри 1966», его называют провокацией и говорят о том, что в нем вы дали артистам полную свободу. Разве такое возможно?

— Если говорить об этом спектакле, то «полная свобода» — это красивые слова. Потому что я ставлю начало и конец, а внутри даю артистам немного импровизировать. Вообще, в театре возможно все, и полная свобода в том числе. Все зависит от режиссера, дирекции, актера.

— Хороший актер — он какой?

— Хороший актер — это душа, голова, сердце, пластика. Мне нравится работать с универсальными артистами, которые играют на инструментах, танцуют, поют. На западе почти все стараются быть такими, наверное, из-за большой конкуренции: актеры там в основном свободные и им надо как-то выживать. В наших театрах актеры «сидят» на зарплате, поэтому нет стимула расти, развиваться. Главное, чтобы из театра не выгнали.

— Но ведь режиссер может как-то простимулировать…

— Можно, но сложно. В советское время говорили, что каждый талантлив, надо лишь вытащить его талант. Не знаю… У меня нет на это времени.

— Еще бы — более 30 спектаклей поставили, 9 фильмов сняли.

— Спектакли я ставлю быстро, самое долгое — 3 недели, потому что всегда прихожу в театр с готовым решением, выстраиваю все вплоть до каждого движения.

— Фильм «Бог Дьесегей» вообще сняли за 2 дня…

— А потом монтировали его 2 года. Раньше все кочевники в основном были тенгрианцами, поклонялись богу степи — Тенгри. Потом часть стали мусульманами, а мы у себя на севере это оставили, законсервировали. Поэтому у нас есть праздник Ысыаха, который отмечается в день летнего солнцестояния, на нем разные ритуальные действия происходят. Вот он и стал фоном моего фильма. Многие думали, что в кадре постановочное действие, говорили: «Нифига какой у тебя бюджет!» А я просто пришел на праздник и снял кино. Конечно, сначала продумал, где камеры будут стоять, все выстроил. Кино — такое дело, к съемкам заранее готовиться надо.

Вообще регион у нас становится киношным, много фильмов сейчас снимается. И я могу похвастаться, что был родоначальником этой якутской волны.

— Театр или кино — что вам ближе?

— Я — человек-кинотеатр. Кино снимаю, когда есть время. Другой вопрос, что в нашем регионе все это делается на добровольных началах, без денег. Хотя есть фильмы, которые по кассовым сборам превышают голливудские картины — людям нравится смотреть на себя, свой народ.

— Узнавать свою историю…

— Да, хоть есть такое мнение: чем дальше я ухожу от своей Родины, тем ближе становлюсь к народу. Знаете почему? Потому что там все время спрашивают о твоей культуре. И даже если ты ничего не знаешь, то начинаешь искать, спрашивать, чтобы отвечать на эти вопросы. Есть якуты, которые по-якутски не понимают. Но выезжают за пределы республики, потом возвращаются домой и начинают свой родной языке учить. Потому что только там понимают, что они саха.

Режиссер Сергей Потапов: «Театр – это последний бастион национального языка»

«Самое сложное в жизни — остаться собой»

— Вы говорите, что ваши работы не попсовые, а авторские. Что имеете ввиду?

— Я не говорю, что попса — это плохо, но никогда не ставлю спектакли ради того, чтобы люди просто смеялись. Делаю то, что мне нравится, и это считаю авторским, потому что это мое личное видение. Людям тоже нравится. А есть режиссеры, которые ставят спектакли в угоду зрителю. Несколько раз и я так делал, но потом понял, что это обман. Самое сложное в жизни — остаться собой. Достойно жить и достойно умереть — больше ничего не надо.

Многое зависит от театра, его генеральной линии. Какой он — коммерческий или авторский. Можно ставить спектакли, которые будут деньги зарабатывать, а можно фестивальные, а можно детские… Театр не должен быть однобоким. Каждая форма, жанр имеют право существовать.

— Вы над детскими спектаклями работали?

— Было пару раз. Но сейчас очень сложно удержать внимание детей — восприятие информации клиповое. Хотя мне очень нравятся тинейджеры, они как средневековые зрители — если им нравится, то сидят до конца, а если нет, то встают и уходят.

— Вы за честность? Если человек не понимает и не принимает, то лучше пусть встает и уходит?

— Да, а зачем себя мучить? Сам я очень плохой зритель, каждый раз, когда смотрю спектакль, начинаю думать: зачем я, здоровый мужик, занимаюсь каким-то странным делом? И эти мысли не связаны с тем, хорошую я смотрю постановку или плохую.

— Знаете ответ на это «зачем»?

— Года 3 назад ответ был — ради чуда. А потом я ответ потерял и сейчас не могу ответить на этот вопрос. Я хочу, чтобы на эмоциональном, интеллектуальном уровне зритель получал удовольствие. Хотя понимаю, что кто-то все равно будет недоволен. Но прийти на мой спектакль — это был его выбор, насильно я ведь никого не затаскиваю.

— А к критике как относитесь?

— Среди тех, кто говорит, что им нравится, могут быть лжецы. А те, кому не нравится, всего говорят правду. Поэтому верю тем, кто меня критикует.

Я пришел к тому, что все вокруг гениально, поэтому просто стараюсь менять ракурс и на некоторые вещи смотреть иначе. Я принимаю все и пытаюсь отдавать.

— Какие темы сейчас считаете самыми важными, актуальными?

— В Казахстане я поставил «Вишневый сад», там была тема земли. А через несколько недель там начинаются митинги, связанные с земельными вопросами. И казахи говорят: «Ты интуитивно почувствовал, что это произойдет». Поэтому тема возникает не тогда, когда ее видишь, это происходит интуитивно. Художники в основном делают бессознательно, это же не математика, где все высчитывается. Иногда даже не могу сказать, о чем поставил спектакль. А потом кто-то говорит, что увидел там такие-то темы, и понимаю: да, вот об этом я и хотел сказать.

— Над чем работаете сейчас? Чтобы понимать, к чему готовится.

— Сейчас я еду домой, там буду работать над большим спортивным стадионным мероприятием — «Дети Азии». В нем задействовано 5000 актеров. Я могу работать с тысячами артистов или с одним — нет никаких ограничений.

Вообще, говорят, что я клад для продюсеров и директоров театров, потому что всегда исхожу из возможностей. Здесь как в спорте: спортсмен поднимает определенный вес — больше не сможет, иначе просто сломается. Я в этом плане реалист. Иногда приезжаю в какой-нибудь театр ставить спектакль, а мне говорят: этого нет. Отвечаю: ничего страшного. Говорят: и этого тоже. Отвечаю: ладно. Есть золотой закон среды, в которой работаешь: надо играть по правилам, не надо ломать. Это мудрость моих предков: пришел, увидел и использовал то, что есть.

— Не устаете от того, что постоянно находитесь в пути?

— Иногда бывает. Но в целом нормально. Мои предки были кочевниками, и я кочевник.

— Говорят, ваш дедушка был шаманом…

— Все наши дедушки были для нас шаманами, когда мы были маленькими.


Досье

Сергей Потапов, режиссер театра и кино

Родился 22 июня 1975 в селе Сунтар Сунтарского района ЯАССР. Окончил актерское отделение Республиканского колледжа культуры и искусства.

С 1996 по 1999 актер Саха театра.

С 2003 года работает в Саха театре в качестве режиссера-постановщика.

В 2007 году стал главным режиссером Саха театра.

С 2010 года — режиссер постановщик в Саха театре

Обладатель Национальной театральной премии «Золотая Маска» (за спектакль «Макбет» Э. Ионеско, 2005 год).

Победитель Республиканского театрального фестиваля «Желанный берег» (за спектакль «Макбет» Э.Ионеско и за спектакль «Пластилин» В.Сигарева, 2006 год).

Победитель Республиканского театрального фестиваля «Сата» (за спектакль «Дети бога солнца» Нь. Аргунов, 2006 год).

Победитель кинофестиваля «Кинополюс» с. Чурапча Якутия (за фильм «Дыши». 2007 год).

Победитель Республиканского фестиваля Кино Арктики в номинации Лучший игровой полнометражный фильм «Покуда будет ветер» (2011год).

Некоторые работы в театре:

  • «Одинокая сосна» С. Ермолаева. Саха театр, 1997 год.
  • «Предчувствие» Беккета. Пушкин. Шекспир. Театр юмора и сатиры, 2003год.
  • «Ворон» Н. Лугинова. Саха театр, 2003год.
  • «Макбет» Э. Ионеско. Саха театр, 2004год.
  • «Пластилин» В. Сигарева. Театр юмора и сатиры, 2004год.
  • «Мечта мира». LEHUBLoT. Париж. Франция, 2005год.
  • «Сон в летнюю ночь» В. Шекспира. Саха театр, 2004год.
  • «Анна Каренина» Л. Толстого. Театральное агентство «Браво», 2006год.
  • «Дети бога солнца» Н. Аргунова. Саха театр, 2006год.
  • «Три сестры» А. Чехова. Саха театр, 2007год.
  • «Чудная баба» Н. Садура. Саха театр, 2008год.
  • Медиа-мюзикл «Город любви» С. Потапов, Г. Красильникова. Саха театр, 2008год.
  • Детский спектакль «Старушка Бэйбэрикээн» Эргис. Саха театр, 2009год.
  • «Дыгын Дархан». И.Гоголев. Саха театр, 2009год.
  • «Остров Тайвань». С.Ермолаев. Саха театр, 2007 год.
  • «Три новеллы о войне». И.Гоголев, Н.Думбадзе, Е.Тимофеева. Саха театр, 2010 год.
  • «В центральных районах ожидаются дожди». С.Ермолаев. Саха театр, 2011 год.
  • «Мамаша Кураж и ее дети». Б. Брехт. ТЮЗ, 2011 год.
  • «Бедный Яков». А.Софронов. Саха театр, 2011год.
  • «МанчаарыАйсен Дойду». Саха театр, 2012 год.

Фильмография

  • Музыкальный видеоклип «Туул» Чыскыырай.
  • «Кито-мото», художественный фильм, 2008 год.
  • «Дыши», художественный фильм, 2006 год.
  • «Однажды в Якутске», короткометражный фильм, 2007 год.
  • «Причуды дождя», короткометражный фильм, 2007 год.
  • «Покуда будет ветер», художественный фильм, 2010 год.
  • «Осень», короткометражный фильм, 2011 год.
  • «Подснежники», художественный фильм, 2013 год.
  • «Дойду», художественный фильм, 2013 год.

Вопросы задавала Татьяна Бушмакина.
Фото: предоставлено Сергеем Потаповым.