Спасибо за заказ книги. В ближайшее время с вами свяжется менеджер.

Заказать книгу "Андрей Алексеев. Путь к себе".

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

Сергей Гребёнкин: «Сохранять традиции — значит не дуть на угли, а поддерживать огонь»

Сергей Гребёнкин: «Сохранять традиции — значит не дуть на угли, а поддерживать огонь»

Мастер по славянской гимнастике и фланкировке рассказал, почему считает важным сохранение традиций и какой мастер-класс проведет на фестивале «Родники».

«В нашей культуре есть все»

Сергей Гребёнкин: «Сохранять традиции — значит не дуть на угли, а поддерживать огонь»— Сергей, с чего началось ваше увлечение славянской темой?

— В детстве интересовался историей. Потом, где-то в середине 90-х годов, начал заниматься рукопашным боем, так и возник интерес к теме возвращения к истокам. Позже мне попались книги Сергея Алексеева — он пишет о пробуждении самосознания, о том, кто мы, зачем пришли в этот мир, с какой национальностью себя ассоциируем. Этот генокод многое определяет в жизни. Мы не задумываемся об этом, но когда начинаешь интересоваться темой, то понимаешь, что на тебе лежит ответственность перед родом, семьей. Да, можно быть интернациональным перекати-полем, но без корней никуда не придешь. Знание дает четкие ориентиры и направления.

Можно, конечно, ради интереса заглянуть в другие культуры. Но в нашей есть все — тысячелетний опыт предков, которые обладали колоссальными знаниями. И к этому опыту можно обращаться, находить ответы, налаживать внутреннюю связь.

— Хорошо бы еще наладить связь поколений.

— Связь начала рушиться во время Гражданской войны, когда брат пошел на брата. Произошел отрыв от семьи. Потом была Великая Отечественная война, которая «выбила» многих носителей традиций. Но, по моим ощущениям, до конца 80-х годов какая-то передача знаний от родителей детям все же была. А в 90-е годы страну закрутило, и цепь стала прерываться. В результате это поколение оказалось оторванным.

— А потом еще «накрыло» прогрессом…

— Да, появилась техника, которая взяла на себя часть наших дел, подарив свободное время. Но вместо того, чтобы тратить его на развитие — личностное, духовное — мы посвятили его лени. Развлекаться — это, конечно, хорошо и замечательно… Но ведь почему нам такая великая держава досталась? Потому что предки наши не лежали, а работали. Сейчас интерес к теме возвращения к истокам проснулся, и это радует. Но хочется, чтобы это не осталось на уровне единичных случаев.

— Вы ведь тоже застали и 80-е, и 90-е. Получается, все же можно было знания сохранить и передать. Как вашим родителям удалось?

— Сохранять традиции — значит не дуть на угли, а поддерживать огонь. Мои родители из семей старообрядцев. Поэтому с детства в семье были определенные установки: вот так нельзя, а так можно. На вопрос: «Почему?» — родители отвечали, что так делали бабушки. Но юность моя была пионерской, когда насаждалось, что Бога нет. Помню, когда я об этом заявил отцу, он меня чуть не убил. Еще пригрозил, мол, не вздумай бабушке сказать! Потому что для них это было свято. Когда осознание пришло ко мне, оказалось, что поколение уже ушло.

Но вот с двоюродным дедом, который прошел Великую Отечественную войну, у меня связана удивительная история. Есть такой праздник — Осенние деды, это дни поминовения предков, родительские дни, как и на Красную горку. Только Красная горка — весной, а Осенние деды — в последнюю неделю октября (Хеллоуин, кстати, идет из кельтского фольклора — это отголосок наших Осенних дедов). Так вот этой осенью приезжаю с работы домой — и как-то маетно на душе. Хожу по квартире — места себе не нахожу. Что происходит, не понимаю. Формулирую внутренний запрос, и тут как током пронзило: нужно помянуть деда! Ну что, достал из холодильника «четок» (стоит для чисто технических целей), налил стопочку, корочкой прикрыл. Налил Домовому молочка в блюдечко, конфетку положил. Включил песни фронтовые, которые дед любил попеть, — немного отпустило. На следующий день давай звонить родне, узнавать подробности. Выяснил, что дед был физически сильным, мог нести мешок под 100 килограммов — мостки под ним прогибались, что умел шить обувь, что воевал под Ленинградом и, переправляясь через реку, очень сильно простудился… Теперь вот знаю немного о нем, буду детям рассказывать.

Когда умер мой отец, пришло четкое ощущение, что теперь я старший в роду. Почувствовал определенный груз ответственности, ведь теперь только от меня зависит, что я передам своим детям, чему их научу.

— Как происходила и происходит сейчас эта передача знаний?

— Происходила непосредственно через деда-отца к сыну-внуку. Из уст в уста, так сказать. Либо когда подростки собирались в ватаги, их обучали различным премудростям, в том числе и боевым, а присматривал за ними специальный дядька — выборный человек.

Сейчас знания передаются личным примером. Ты что-то делаешь, сын рядом — учится. Потихоньку даешь попробовать. Сначала на подхвате, затем доверяешь несложные задания, потом он уже может тебя заменить. От простого к сложному. После этого становится спокойно на душе: сын с профессией в руках, сможет себе на жизнь заработать, семью прокормить. Потом может уже что-то другое пробовать, искать то, что по душе.

Главная задача родителей — научить детей обходиться без них, быть самостоятельными. В нужный момент помочь (как без этого), подставить свое плечо. Только многие путают плечо с шеей. Есть такое время, когда ты можешь посадить мальца себе на плечи, чтобы он мог дальше тебя заглянуть, открыть для себя мир. Надо только надо не забыть его вовремя снять с плеч (с шеи), поставить рядом с собой, чтобы он рос, тебя догонял.

«Занятия фланкировкой укрепляют внутренний стержень»

Сергей Гребёнкин: «Сохранять традиции — значит не дуть на угли, а поддерживать огонь»— На прошлом фестивале «Родники» вы давали мастер-класс «Неваляшка» — учили правильно падать. Что ждет гостей «Родников» в этом году?

— Проведу мастер-класс по фланкировке — это наша славянская техника вращения шашкой, которая была разработана казаками для обучения молодых воинов. Рассматривать ее можно с нескольких сторон.

Во-первых, это способ физического развития: фланкировка прорабатывает мелкие мышцы кистей, которые в обычной жизни мы не задействуем, хорошо развивает плечевой пояс, делает суставы более гибкими. А чем гибче тело, тем гибче сознание. Есть даже приемы, когда с помощью шашки правят позвоночник, осанку.

Во-вторых, это танец с шашкой. Можно сказать, фланкировка — это некое хореографическое направление. Смотрится очень красиво. Особенно завораживает, когда шашкой вращает женщина. Есть тренер по фланкировке Ольга Когородская — когда нужно вдохновиться, замотивировать себя, смотрю ее видео.

В-третьих, можно рассматривать боевой аспект. Искусство это не агрессивное, но если тронут — прилетит. Есть и психологический момент — работа с шашкой снимает страх перед холодным оружием. Все мы на подсознательном уровне боимся уколоться, порезаться, а благодаря фланкировке это уходит.

В-четвертых, это еще и средство динамической медитации. Работая с шашкой, входишь в определенное состояние: тело работает само, лишние мысли улетают, ты абстрагируешься и начинаешь наблюдать за всем со стороны, чувствуешь, как через тебя проходят потоки. Это завязано на энергетических планах.

— Осваивая фланкировку, ощутили какие-то перемены?

— Да, но описать их словами сложно. Есть ощущение, что происходит укрепление внутреннего стержня. Вообще, каждый раз, когда открываешь для себя что-то интересное, внутри начинает открываться что-то новое. Мне нравится процесс познания. Приятно, когда учишься чему-то и можешь поделиться знаниями с другими. Стараюсь увлечь фланкировкой сына, но он ленится. Хотя как-то вышел во двор и стал крутить палку, мальчишки сразу прибежали — интересно стало, сын начал показывать, как это делается.

— А как вы открыли для себя это искусство?

— Интересовался давно, но занятия проходили только в Академгородке, куда ездить неудобно. А прошлой осенью группу набрали в центре города, и я пошел.

Думаю, благодаря тому, что занимаюсь славянской гимнастикой, движения которой во многом схожи с фланкировкой, прогресс появился достаточно быстро. Хотя на первых занятиях шашка «прыгала» в руках, натирала мозоли. В общем, освоение техники шло через преодоление себя, пот и кровь. Потом приноровился.

Кто-то начинает заниматься с палочкой — оттачивать технику с ней проще. Но я сразу хотел с шашкой. Правда, сейчас осваиваю фланкировку на две руки, а так как второй шашки у меня нет, приходится тренироваться с палочками.

— Шашка для фланкировки нужна специальная?

— Есть специальные — облегченные. У меня копия обычной казацкой образца 1881 года, правда, без боевой заточки. Весит около 800 граммов, в ножнах — 1 килограмм 200 граммов, для мышц этого достаточно. Сейчас в интернете в свободном доступе есть все, что нужно для занятий.

Вообще, стоит только чем-то заинтересоваться — и информация придет сама: будут встречаться определенные люди, книги, познавательные статьи и видео. Как только вы сформулируете для себя вопрос, начнут приходить ответы.

Текст: Татьяна Бушмакина.
Фото: предоставлено Сергеем Гребёнкиным.